Иная демографическая и этническая карта России знаменует собой появление чего-то иного. Природа работает одинаково - хоть в джунглях зеленых, хоть в джунглях каменных. Грубо говоря, если предыдущая стая покинула территорию, то на ее место обязательно приходит следующая. Иначе никак. И наша задача разобраться, кто может быть новой стаей - взамен умершей, эмигрировавшей, искалеченной.

Еще в довоенное время в России отсутствовал средний класс в европейском смысле - а именно, прослойка населения, имеющая устойчивые доходы, крепкие стабильные домохозяйства, способная удовлетворять широкий перечень своих потребностей. Россия, будучи страной, управляемой вчерашними коммунистами, не могла быть иной. Ибо коммунистов учат коммунистической экономике, а не реальной. В 2020 году Владимир Путин заявил, что в России 70 % жителей относятся к среднему классу. Неогенсек явно и всерьез полагает, будто средний класс - это все те, кто зарабатывает чуть больше, чем класс не средний. И все. Иных параметров нет. То бишь два года назад, по версии Путина, отечественным крепким середнячком являлся любой россиянин, зарабатывавший чуть более 200 евро (при этом не забывайте, что цены в России не всегда уступают ценам евросоюзным, а где-то и их обгоняют).

После наступления эры Z, которая показала идентичность экономических и военных познаний российской верхушки, страну стали покидать люди, которые в перспективе, при нормальном функционировании государства, могли быть тем самым стабильным средним классом. Владельцы малого и среднего бизнеса, транзитом через Грузию или Казахстан, улетают в далёкие края, даруя заморским экономикам мозги, потенциал, рабочую силу. Вероятность возвращения этих людей на родину варьируется от "вряд ли" до "никогда". Это первая потеря для российской демографии. Вторая потеря - потеря уже прямо в биологическом смысле. А именно, изувеченные мужчины и мертвые мужчины.

Кто-то, может быть, по наивности скажет: десятки тысяч погибших самцов на 140 миллионную популяцию - не такое уж катастрофическое потрясение. Отнюдь. Во-первых, количество погибших по понятным причинам будет лишь расти, ибо пока что Путин останавливаться не собирается. Во-вторых, как бы цинично это ни звучало, из репродуктивной гонки выбывает и львиная доля выживших, но оставивших свои руки-ноги в полях условной Херсонщины. Ибо быть инвалидом в России, увы, это то же самое, что и не быть вообще. Неудобные, смурные, разбитые города приспособлены только для молодых, отчаянных, двуногих и желательно автомобилистов. Посему люди с инвалидностью зачастую вынуждены сидеть в 4-х стенах и быть фактически вычеркнутыми из жизни. Протезы, позволяющие хоть как-то вернуться в социум, очень дорогие и практически недоступные. И, в большинстве своем - это суровая правда жизни (тем более российской) - женщин фертильного возраста, скорее, заинтересует не ветеран-самовар, а обычный здоровый мужчина. Сентиментальные истории про "русскую бабу", которая примет и обласкает любого, конечно, имеют место быть в российской системе ценностей, где при выборе партнера главенствует принцип "плохонький, но свой". Однако распространенность подобных историй сильно преувеличена.

Жизнь в России далека от романтики, людям требуется работать много и работать стабильно за копейки. Теперь, когда довоенная, вялотекущая, стабильная нищета уступила место стремительной изоляции, кризису целых сфер экономики, ощутимому падению реальных доходов населения, "в хозяйстве" куда полезнее будет работящий-рукастый, нежели лишний рот с крошечной пенсией по инвалидности. Те молодые русские мужчины, которым пока что посчастливилось сохранить и конечности, и свою жизнь, однако, тоже рискуют выпасть из репродуктивного локомотива. Если ты молод и здоров, значит, годен. Нет, не для деторождения. Для войны за яхту Ротенберга и жопу президента. Не самый стабильный партнер для размножения. Женщины это интуитивно чувствуют.

Недавно независимый демограф Алексей Ракша предположил, что в результате совокупных последствий эмиграции и мобилизации, Россия потеряет примерно 6% мужчин работоспособного возраста, способных стать отцами. Пессимизм прогнозов - в диапазоне от "потеряем на какой-то период" до "потеряем навсегда". Бонусом, необратимым фактором снижения рождаемости является ощутимое сокращение числа молодежи: предположительно, россиян в детородном возрасте за период с 2010 по 2030 год станет меньше на 40 процентов. А война, перемоловшая жизни, судьбы, руки, ноги приведет к достижению демографического дна в 2030 году. 2024 год может стать самым низким по числу родившихся с конца XVIII века на нынешней территории России, цитируют СМИ эксперта.

Итак, Россия ощутимо вымирает. "Бабы" не "нарожают" - циничная логика военачальников могла еще сработать во времена аграрного общества, но никак не в условиях урбанизации и постиндустриальной эпохи. Не нарожали даже после Второй Мировой - ибо, во-первых, урбанизация зачастую блокирует естественное стремление человека динамично размножаться, во-вторых, общество испытало беспрецедентный шок: принудительная коллективизация, голод, гражданские войны, мировые войны, разруха, репрессии, грубое вмешательство государства в чужие постели. В итоге: усилившийся дисбаланс между количеством женщин и мужчин в той возрастной категории, из которой мужчин призывали на фронт. И, бонусом, изменение социальной (а то и...биологической?) роли женщины, когда она теперь и мать, и кормилец, и глава семьи. Со временем в российских семьях эти изменения укоренились и превратились в устойчивую модель поведения, когда всей семьей командует властная тестостероновая теща\свекровь. Советский тоталитаризм унес не только жизни, но и, в каком-то смысле, традиционные половые роли. Советский тоталитаризм 2.0. рискует придать этим явлениям статус необратимых.

Ни одно животное (и человек в том числе) не желает плодиться в условиях колоссального стресса. Отсюда возникает закономерный вывод - значит, в России продолжать род смогут только те, кто колоссальный стресс не переживает. Кому не грозит смерть на войне. Кому теперь будут рады работодатели - в условиях острого дефицита мужчин молодого и среднего возраста. Кого не вытащит военком прямо из супружеской спальни. Кто займет нишу предпринимателей, откроет кафе, ларек, магазин, и будет стабильно платить налоги. То бишь это не просто новый мужчина, а Новый Мужчина, учитывая колоссальные масштабы этнической и социальной трансформации.

Это мигрант из Средней Азии.

Пока леволиберальная общественность предлагает европейкому обществу удобные клише про "русский фашизм", в самой России уже давно и стабильно мало русского. Возьмем, например, уральский город Екатеринбург, четвертый город по численности населения. По итогам 2021 года в Екатеринбурге умерло 22,7 тысяч человек, а естественная убыль составила 5,8 тысяч. Город при этом, еще раз, один из крупнейших в стране. Однако, по информации в СМИ, спасают статистику жители Средней Азии. Приезжая на заработки, они нередко остаются жить в столице Урала и, как рапортуют местные чиновники, "улучшают демографию".

Согласно свежему докладу ООН по демографии стран мира, Россия занимает первое место в Европе и второе в мире после США по количеству мигрантов. Их в России стало еще на 320 тысяч человек больше. Статистические данные говорят, что российским мужчинам на пенсии остается жить около 4 лет (то бишь все еще хуже, чем в Африке), а смертность среди мужчин настолько катастрофическая, что в рейтинге Россия опустилась ниже Бурунди, Джибути, Анголы, Мали, Габона. Глядя на показатели прошлого года (и это, подчеркиваем, еще до начала войны) и примерно представляя, что происходит с Россией после рокового февраля 2022 года, становится ясно: пока КГБшные умы думают, как обустроить "русский мир" за границами России, в самой России стремительно строится "среднеазиатский мир". Просто потрясающе на эту тему написал публицист Егор Ершов:

"Нет более опытных интеграторов этномусульман во что-то русскоязычное, чем коммунисты. Не все это знают, но с начала эры Z пресловутые кадыровцы - это уже не только чеченцы. Исключительно чеченцами там нынче являются только офицеры, а вот в солдаты набираются все национальности. При этом вера в Аллаха не обязательна, но очень желательна. Теперь таким образом статус ислама в России становится принципиально иным.

Так или иначе, сценарий войны до последнего русского приведёт к торжеству коммунизма и ислама. И если век назад состоялся переход от России к анти-России ("анти" - это не только "против", но и "вместо", если кто не знает), то теперь подобный сценарий будет переходом от анти-России к не-России".

На то, что в России начинаются серьезные трансформации, указывают два весьма красноречивых обстоятельства. В 2021 году единственным иностранным главой государства на параде в Москве стал президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Визит главы Таджикистана к опальному российскому лидеру (отсутствие иностранных гостей на 9 мая в Москве четко говорит, что таковым Путин становился еще до полномасштабного нападения на Украину) был, вероятно, обговорен по формуле "баш на баш". Рахмон согласился сыграть роль постсоветского брата, Путин же за день до Дня Победы пообещал таджикскому президенту сделать все, чтобы азиатские мигранты "чувствовали себя комфортно" да посетовал на дефицит гастарбайтеров в России (помним статистику ООН и сопоставляем ее с постоянной мантрой российских чиновников "надо больше мигрантов").

В 2022 году путинский "поворот на Восток" дал ощутимую трещину. Российского геостратега продолжил прилюдно унижать президент Казахстана Токаев (собственно, первым унижением было выпроваживание войск ОДКБ из восставшей страны, как только Токаев получил от горе-партнера все, что захотел). Единственное, что мог таким серьезным унижениям противопоставить Путин - это демонстративно коверкать имя казахского коллеги, укрепляя тем самым свою роль мстительного мелочного шута, не способного на симметричный ответ. Возможностей для симметрии уже маловато. А чуть позже и сам Эмомали Рахмон играть ту самую роль постсоветского брата уже не захотел, прямо заявив, чтобы "не было политики к Центральной Азии как к бывшему Советскому Союзу". "Братство" в обмен на трудоустройство таджикских граждан больше не нужно - по крайней мере, в прежней форме. На государственном уровне Средняя Азия чувствует, что Путин слаб. На бытовом уровне Средняя Азия понимает, что "Москва теперь наш". А что, России есть, что возразить? Точнее, не "что" возразить, а "кем" возразить. Мужчин, кхм, возражающего возраста в России становится ощутимо меньше.

Событие второе. Это массовое убийство русских мобилизованных на полигоне в Белгородской области 15 октября, которое, по информации в ряде СМИ, произошло на почве религиозного конфликта. Как сообщает ASTRA со ссылкой на свои источники, подполковник Андрей Лапин повысил "спецоперацию" до "священной войны", вызвав закономерные ассоциации у таджикских солдат. Последние заявили Лапину, что священной является лишь война мусульман с неверными, Лапин сказал про Аллаха то, что говорить не следовало, а дальше, как говорится, понеслось. Приводим неофициальную информацию от собеседника ASTRA:

"После построения русские и мусульмане продолжили конфликт, после этого все разошлись и, вроде как, утихомирились. А уже через полтора часа, где-то в обед, нас отправили всех вместе на стрельбища, и три таджика, которые на контрактной службе, они развернули свои автоматы, у них были боевые патроны, и расстреляли командира нашего —подполковника Лапина, он погиб на месте. И открыли беспорядочную стрельбу. На полигоне были и контрактники, и мобилизованные. Погибших, которых только я видел — 29 человек. 30-й — это подполковник Лапин. Это не считая двух таджиков, вместе с ними убитых — 32. Раненых точно не знаю, сколько, часть на вертолётах доставили в Белгород уже, часть вместе со мной в Валуйках сейчас.

Конкретно эти таджики (открывшие стрельбу, — прим.ред.) — они были ярые сторонники своей веры. Постоянно ругались из-за того, что им не дают делать намаз вовремя, комнату им не выделяли молебную.

За две-три минуты до того, как начать стрельбу, нам, мусульманам, сказали отойти в сторону".

У кремлевских кланов, сменивших пиджаки, но не сменивших КГБшное нутро и верность идеям Дзержинского, Сталина, Ленина, все идет по плану. Ощутимая исламизация России, изменение статуса Кремля в глазах среднеазиатской политической элиты, усугубление положения русских в этнической иерархии РФ, где по телевизору - они пугалка для всего мира, а в казармах подставляют свои спины под названия кавказских и среднеазиатских республик, уже осязаемо рождают ту самую не-Россию, о которой написал Егор Ершов. Все по Оруэллу. Где свобода - это рабство, а русский мир - это Россия без русских.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!