О сопротивлении в нацистской Германии знают и говорят очень мало, будто бы его вовсе не было. Многие, кстати, так и считают: в представлении большинства обывателей поддержка режима была тотальной и однородной, хотя на деле сопротивление было разнообразным и достаточно активным. В последние годы в России стала относительно известна студенческая группа «Белая роза», в основном за счет того, что одним из ее создателей был русский немец из Оренбурга Александр Шморель, впоследствии канонизированный православной церковью. Вместе с Гансом и Софи Шолль они организовали подпольную группу, распространявшую в Мюнхене листовки, призывавшие к борьбе с нацистским режимом. Когда в феврале 1943 года брат и сестра Шолль были арестованы гестапо, Шморель попытался покинуть Германию, ему это не удалось, на него донесли, и вскоре он тоже был схвачен. И организаторы, и почти все члены группы были казнены. Собственно, самой очевидной причиной, по которой очаги протеста были многочисленными, но сопротивление в целом не носило массового характера, был террор.

Уже в 1933 году, сразу после узурпации власти национал-социалистами началась еврейская эмиграция. Спасаясь от нацистской расовой политики, страну покидали большие благополучные семьи, средний класс Германии. Зачастую люди колебались, не зная, воплотятся ли угрозы в жизнь, или не веря, что они будут реализованы, однако каждый последующий акт государственного антисемитского террора вызывал новую волну исхода. Так, если в 1933 г. из Германии уехало порядка 30 тыс. человек, то в 1939 г., после погромов «хрустальной ночи» и усиления ариизации экономики – 70-80 тыс. В результате к октябрю 1941 года, когда был введен запрет на выезд евреев из рейха, Германию покинули более половины из проживавших в стране на момент прихода Гитлера к власти 525 тысяч. В период с 1941 по 1945 год удалось уехать еще примерно 16 тысячам немецких евреев.

Однако помимо еврейской эмиграции существовала еще и политическая: Германию покидали противники режима, спасавшиеся от политического преследования и репрессий. «Поджог Рейхстага» 27 февраля 1933 года запустил механизмы уничтожения демократических институтов, права и свободы были ограничены, канцлер получил чрезвычайные полномочия. За этим последовали аресты тысяч коммунистов и социал-демократов, а в следующие месяцы были запрещены все политические партии и профсоюзы, оппозиция была ликвидирована. В марте 1933 в Германии начали возводиться концентрационные лагеря, которые изначально предназначались именно для политических оппонентов НСДАП, первым из них был лагерь в Дахау. Из страны уехали от 30 до 40 тысяч человек –руководство партий, политические активисты, беспартийные пацифисты, которые в основном концентрировались в Праге и Париже, где создавали ячейки, издавали газеты и журналы, рассказывавшие миру правду о режиме национал-социалистов, готовили агитационные материалы и информацию о реальном положении дел в стране, которые переправлялись в Германию. По мере расширения гитлеровской экспансии они вынуждены были ехать дальше – в Великобританию, Швецию, США, Канаду или Латинскую Америку; многие сражались на гражданской войне в Испании и в составе французских партизанских отрядов.

Среди вынужденных покинуть свой дом немцев, чья свобода и жизнь оказалась под угрозой, были сотни и тысячи писателей, художников, музыкантов, режиссеров, архитекторов, ученых и преподавателей, том числе действующие – и будущие нобелевские лауреаты, цвет германского общества: Томас и Генрих Манны, Лион Фейхтвангер, Бертольд Брехт, Альфред Дёблин, Теодор Адорно, Макс Борн, Вальтер Гропиус и многие другие. В стихотворении 1937 года «О слове «эмигрант»» Брехт писал: "Страна, принявшая нас, не дом для нас — лишь убежище. В вечной тревоге живем мы — живем поближе к границам, ждем дня возвращения, следя с замиранием сердца за малейшим изменением по ту сторону границы, ревностно расспрашивая каждого новоприбывшего оттуда…" (Bertolt Brecht Über die Bezeichnung Emigranten, пер. с нем. Е.Эткинда).

Сегодня эти слова покажутся близкими и понятными очень многим.

Впрочем, далеко не все преследуемые в Германии противники режима покидали страну, некоторые не могли или не хотели этого сделать и продолжали бороться с национал-социализмом в подполье или вынуждены были уходить во «внутреннюю эмиграцию». Однако господствующие в обществе настроения были совсем иными. Вот как описывает их историк Татьяна Тимофеева:

"Коль скоро государство задавало условия существования, то адекватным ответом для большинства становился поиск «своего места» в этой жизни, построения своего собственного благополучия – в этом случае можно было считать себя «нормальным», а жизнь состоявшейся. Эти люди не становились героями Сопротивления, они пытались сохранить свой узкий мирок призрачного домашнего мира и «обычной жизни», помогавший противостоять трудностям. То, что их изолированного мирка домашнего спокойствия и аполитичности для государства более не существовало, они предпочитали не замечать как можно дольше. Нацизм воспользовался и их пассивностью, и ожиданиями перемен к лучшему для них самих и для Германии. Незаметно для них, считавших себя свободными, он подчинил их жизнь, трансформировал семейные отношения, заставил, по крайней мере, молчаливо соучаствовать в государственной политике и акциях, цели которых они разделяли не всегда. Однако целью унифицированного воспитания населения была полная готовность к мобилизации режимом. Достигли ли ее нацисты?

Саркастически об этом пишет Жан Марабини: «В Пруссии любят казармы, и берлинцы будут довольны жизнью до тех пор, пока не исчезнет масло. Они начнут проявлять беспокойство, только когда разразится война с сопровождающими ее ужасами» (Марабини Ж. Повседневная жизнь Берлина при Гитлере. М.: Молодая гвардия, 2003, С.49.). В этом демагогическом мире иллюзию «народной общности» люди принимали за единство народа, иллюзию благополучия – за процветание, иллюзию сохранения своего частного семейного быта – за «обычную» жизнь. Но нацизм мог в любой момент вторгнуться и в эту оберегаемую крепость, мобилизовать ее защитников для выполнения своих задач, и тогда наступало время расплаты» (Тимофеева Т.Ю. «Мы жили обычной жизнью?» Семья в Берлине в 30-40 гг. ХХ в. М.: РОССПЭН, 2011, С. 116).

И тем не менее, подпольные организации и очаги сопротивления возникали в самых разных слоях общества. Когда мы говорим о сопротивлении, мы имеем в виду не просто молчаливое несогласие с действиями власти или разговоры «на кухне», но отказ встраиваться в систему и готовность активно отстаивать свои принципы, невзирая на очевидную опасность. Сотни (тысячи?) групп, объединений, международных сетей, попыток отчаянного индивидуального протеста. Зачастую представители разных течений и групп руководствовались совершенно разными мотивами, порой эти течения пересекались, но так или иначе, они преследовали одну цель – нанести максимальный ущерб или уничтожить нацистский режим. В Германии существовало сопротивление, пытавшееся предотвратить приход национал-социалистов, противостоявшее им в первые годы после узурпации власти и более позднее, антивоенное сопротивление. Можно выделить несколько основных источников, или эпицентров германского сопротивления: рабочее движение (многочисленные коммунистические организации, организации социал-демократов (например, «Железный фронт»), анархистов, нелегальные профсоюзные организации, которые распространяли листовки, устраивали забастовки и диверсии; христианское сопротивление, объединявшее представителей разных конфессий; молодежное сопротивление; заговорщики в рядах вермахта и немецкой знати, которые подготовили и осуществили множество (увы, неудавшихся) покушений на Гитлера; сопротивление в изгнании. Нужно ли говорить, что абсолютно всех участников сопротивления преследовало гестапо, СД и СС, большинство активных деятелей подполья оказывались в тюрьмах и концлагерях, многие были казнены – повешены или обезглавлены.

Помимо упомянутой выше группы «Белая роза» хорошо известна молодежная организация «Пираты Эдельвейса», члены которой отказывались служить в гитлерюгенд, совершали нападения на ее функционеров, распространяли листовки, укрывали евреев и беглых военнопленных (участники арестованы, отправлены в концлагерь, многие казнены, отправлены в штрафные батальоны). «Красная капелла» (гестапо объединяло этим термином антифашистские группы и их радистов, полагая, что все они являются частью коммунистического подполья) - международная сеть, связывавшая подпольные группы и отдельных активистов, сотрудничавших с советской и британской разведкой в Германии, Франции, Бельгии и других европейских странах и насчитывавшая порядка 400 человек. Распространяли листовки, оказывали помощь преследуемым, налаживали контакты между оппозиционными группами в разных странах, призывали к неповиновению режиму (130 членов организации арестованы, 65 казнены). Самое известное провалившееся покушение на Гитлера 20 июля 1944 года (операция «Валькирия»), подготовленное заговорщиками из генералитета вермахта, повлекло за собой арест более 600 и казнь 150 человек. Отто и Элиза Хампель, история которых стала известна благодаря роману Г. Фаллады «Каждый умирает в одиночку» - простые берлинцы (он был рабочим на кабельном заводе, она - домработницей). После гибели брата Элизы на западном фронте они стали противниками режима и начали рассылать открытки с антифашистскими и антивоенными призывами. Через два года протестной деятельности были арестованы по доносу и казнены. «Кружок Крейзау» объединял самых разных оппозиционно настроенных интеллектуалов - социалистов, протестантов, либералов, католиков, которые стремились сформулировать основы социального и политического устройства Германии после падения режима национал-социалистов. Отдельные рабочие группы (занимавшиеся правом, внешней политикой, образованием и проч.) собирались в имении Крейзау, принадлежавшем лидеру кружка – юристу Хельмуту Джеймсу графу фон Мольтке. Мольтке работал в германской военной разведке – абвере, где под началом адмирала Канариса также была создана группа антигитлеровского сопротивления, помогавшая евреям выехать из страны и готовившая покушения на фюрера. Основные результаты деятельности кружка были отражены в документе «Основы нового порядка», представлявшем собой прототип конституции. Кружок прекратил свое существование с арестом Мольтке в январе 1944 года, после покушения 20 июля большинство его членов были схвачены гестапо; Мольтке был казнен в январе 45-го, Канарис – в апреле.

Хочется подробнее рассказать об ученых, преподавателях, гуманистах, входивших во «фрайбургский кружок», который было бы верно назвать академическим сопротивлением. Его члены открыто выражали свое несогласие с политикой национал-социалистов и в самые темные годы нацизма занимались своей непосредственной работой, думая о будущем страны - и веря в него. Существовало несколько групп, в которые входили профессора Фрайбургского университета, первая из которых была создана в 1938 году после событий «хрустальной ночи». Ее организовали неолиберальные экономисты, представители «фрайбургской школы» Вальтер Ойкен, Адольф Лампе, Константин фон Дитце, юристы, теологи, многие из которых принадлежали к протестантским конфессиям. Участники кружков не только обсуждали, как христианин может противостоять режиму, который своим расизмом, насилием, культом личности попрал все библейские заповеди, но и пытались артикулировать принципы социально-экономического устройства будущей Германии, и если наработки «кружка Крейзау» впоследствии практически не были использованы, то идеи «фрайбургского кружка» легли в основу создания нового послевоенного государства. Ученые фрайбургской школы, лидером которой был Вальтер Ойкен, создали германский вариант неолиберализма – ордолиберализм. Эта концепция предполагала создание социально-экономической модели, в основе которой лежит свободная конкуренция, которая, однако, сочетается с порядком (ordo); модели, создающей достойные условия для жизни человека и общества и требующей при этом индивидуальной инициативы и ответственности. Ойкен критиковал неэффективную военную экономику рейха, предрекая ее скорое падение, и видел решение в выборе третьего пути, принципиально иного социально-экономического порядка, отличного от традиционного либерального капитализма и административно-командной экономики и исключавшего возможность концентрации экономической власти в руках государства или монополий. Именно идеи ордолиберализма наряду с несколькими близкими научными течениями использовались при конституировании новой Германии и были реализованы в реформах Людвига Эрхарда, которые позволили восстановить экономику страны и стали катализатором «экономического чуда». После назначения ректором Фрайбургского университета Мартина Хайдеггера Ойкен вступил с ним в открытую конфронтацию, протестуя против преследования студентов и преподавателей – евреев, его многократно и жестоко допрашивало гестапо, однако он так и не был арестован.

Его коллега – сооснователь школы Франц Бём, также бывший членом всех «фрайбургских кружков», выступал против дискриминации немецких евреев, за что был лишен права преподавать и потерял должность заведующего кафедрой. После покушения 20 июля не был арестован и осужден только из-за бюрократической путаницы с фамилиями. Ордолибералы Александр Рюстов и Вильгельм Рёпке, тесно сотрудничавшие с Ойкеном, но не входившие во фрайбургскую школу, были вынуждены эмигрировать в Стамбул, спасаясь от преследований гестапо. Члены кружков Лампе, фон Дитце, юрист Фридрих Перельс и историк Герхард Риттер были арестованы и приговорены к смерти в 1944 году, Перельс был казнен в апреле 1945, остальных спасло окончание войны и капитуляция Германии.

Выжившие члены «фрайбургского кружка» оказали существенное влияние на формирование послевоенного устройства страны, сам Ойкен был советником военных администраций во французской и американской оккупационных зонах. Бесспорно, восстановление немецкой государственности и германской экономики стало возможно благодаря радикальному изменению американской оккупационной политики и отчасти – благодаря средствам «Программы восстановления Европы», известной как «план Маршалла», однако концептуальным видением будущего Германии, желанием восстанавливать хозяйство и создавать демократическое государство, пониманием, как это сделать, обладали только сами немцы. Интеллектуалы и рядовые немцы, оказывавшие сопротивление режиму национал-социалистов, проявлявшие гражданское мужество и настоящий патриотизм несмотря ни на что.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!