У Алексея Навального нет ни молнии на лбу, ни волшебной палочки из бузины, однако история его жизни напоминает Гарри Поттера, немного — и описанного намного раньше другого персонажа родом из Назарета в Галилее. Если мы хотим понять, как дальше будет развиваться этот сюжет истории Выжившего, мы должны понять мотивы основных героев и арсенал их дальнейших боевых действий.

Во-первых, необходимо выяснить, почему вернулся Навальный, который прекрасно понимал, что будет задержан и, возможно, убит? Слышу размышления на бытовом уровне, что он является всего лишь винтиком в хитрой стратегической игре, которому на самом деле ничего не угрожает, так как ему давно отведена специальная роль в будущей России Владимира Путина. Или что Навальный — слабоумный, страдающий последней стадией синдрома нехватки внимания и рискующий жизнью ради славы мученика. Это интересные, но ничем не обоснованные версии. Все гораздо проще и в то же время опасно. Для обеих сторон конфликта.

Вышедший из комы в больничной палате Навальный уже не тот назойливый блогер, которого много лет можно было игнорировать, словно какого-то назойливого комара — то отмахнуться, то загнать в угол, то ненадолго посадить за решетку. Сейчас это — фигура другой весовой категории, в отношении которой режим обязан как можно скорее применить другие методы обезвреживания. А их выбор, надо признаться, весьма скуден. Из аэропорта в арестантскую везли оппозиционную фигуру такого калибра, какой в путинской России еще не было. В Россию вернулся не какой-то возмутитель спокойствия местного значения. Это — орудие сплоченных враждебных зарубежных сил.

Итак — почему Навальный снова оказался там, где его совсем недавно пытались убить? Во-первых, потому, что потерявший сознание после отравления в Сибири, а очнувшийся после комы в безопасной западной стране человек и сам очень четко понимает: правила игры поменялись. Быть может, в течение какого-то времени удалось бы критиковать Путина с безопасного расстояния, читать на конференциях бессмысленные лекции о нарушениях прав человека в России, готовить разоблачающие расследования. Точно бы приютили, поддержали и даже финансировали.

Однако настоящая оппозиция не прячется за границей. Тем более, что таких дистанционных оппонентов Кремля давно хоть пруд пруди в Лондоне и в других удобных городах Западной Европы. Если ты на самом деле намереваешься бороться и победить — ты обязан встать лицом к лицу с теми, которые недвусмысленно советуют тебе заткнуть рот или хотят твоей смерти. А то, что они ее жаждут, — со злобой и от чистого сердца — сейчас уже ни у кого не вызывает сомнений.

Видите ли, ту проваленную секретную операцию, направленную на физическое устранение гражданина X, еще можно было отрицать, раздувая привычный туман дезинформации. Однако дело, арест и заключение уже является официальным действием государства против того же гражданина X. Оно соединяет все точки и демонстрирует логичное продолжение желания расправиться. Ведь теоретически можно было выбрать другой путь, позволить воскресшему гражданину X вернуться домой, тем самым словно говоря миру, следящему за этим легендарным возвращением: ну вот видите, никто его не задержал, пусть идет себе восвояси и продолжает нести бредни про отравление, которого не было. Поймите же наконец, господа в Вашингтоне, Лондоне и Берлине, ведь он постоянно все сам выдумывает. Это было бы неожиданно. И странно.

Однако в Кремле никто не верит в стратегии неожиданных виражей. Было выбрано другое — снова же стандартное — решение, а арест всем только напомнил, что в этом процессе подавления с самого начала принимает участие вся иммунная система больного организма. Ее цель — любой ценой защитить государственное лицо № 1.

Хозяина дворца. Владимира Путина, который сам не только склонен к мистификациям. Этот человек чувствует себя скорее мессией, чем каким-то стесняемым числом сроков полномочий и законами представителем избираемой власти. Бывший офицер КГБ, который в начале своей карьеры не сводил концов с концами и долго мечтавший о западных материальных ценностях, сейчас является одним из самых богатых людей в мире и управляет не только российскими ресурсами, но и послушным аппаратом насилия. Разве это не чудо? Разве он — не избранный, посланный высшими силами для спасения России?

По его пониманию, он повел себя благородно, когда разрешил вывезти в Германию находящегося без сознания своего критика. Не должен ли тот уже только по этой причине испытывать благодарность? Наконец опомниться и успокоиться? Это — жест великодушного правителя, который должно было оценить даже такое ничтожество, как Навальный. К сожалению, президент ошибался. Тот очнулся еще более злым и сразу же назвал заказчика отравления: Владимир Путин. А потом объявил о своем возвращении, не обращая внимания на предупреждение о подготовленных наручниках.

У Путина, который так воспринимает мир и свое место в нем, персонажи наподобие Навального должны вызывать панику. Вернувшийся с того света, громко назвавший виновников своего отравления и возвращающийся для проведения суда над ними пророк не может расцениваться как очередной бродяга, каким Навального считали до сих пор. О чем думал Путин, когда в Крещение Господне нырял в ледяную воду проруби в форме креста? Быть может, об ожидающей роковой схватке, после которой наконец-то не останется того наглого парня, который даже копыта отбросить нормально не может?

Vladimiras Putinas

Из двух плохих вариантов — отпустить и прикинуться, что ничего не случилось, или задержать с целью выиграть время — был выбран последний, однако в течение тех нескольких суток не удалось придумать ничего хорошего. Смятение выдают детали.

Бравурная фраза путинского оруженосца Пескова в ответ на вопросы о Навальном «Его в Германии задержали? Я не в курсе» только продемонстрировала, что еще до конца не отказались от предыдущей установки «не замечать» Навального. И что еще не придумали, чем ее заменить. Все, что аппарат власти до сих пор сделал в попытках нейтрализовать Навального, только еще дальше продвинуло его на пути мученичества и мифологизации. Вообще в России, склонной к заклинаниям и политическим чарам, это крайне опасный прецедент.

Очевидно и то, что публично обвинивший Путина в попытке отравления, принявший решение о возвращении и создавший фильм о дворце Главного вора Навальный не является просто врагом режима. Сейчас он — предатель, а это — куда хуже. Борьба с такими ведется без выбора средств, если поведение до этого мы будем считать действиями по неписанным понятиям воровского клана. Навальный не является внутриполитической проблемой, какой была Новодворская, Немцов или Каспаров. Тех ненавистных либеральных прозападных личностей легко растоптать мастерам пропаганды. Несложно доказать народу вред, наносимый матушке России такими инородными телами.

Беда в том, что Навальный не является прозападным либералом. Он критикует режим, демонстрирует преступления Путина, представляет угрозу для слаженного сценария думских выборов. Однако говорит не так, как представители классической оппозиции. Он уже сейчас занимает в эфире мирового внимания такую значительную часть, что все меньше места остается для хозяина Кремля. В его глазах это — предатель, фактически инструмент ЦРУ, глубоко введенный в кишечник режима, который нужно удалять с особой осторожностью.

По сути, осталось только два варианта решения этой головоломки. Показательный процесс по сфабрикованному уголовному делу и долгий тюремный срок. Это обкатано на случае с Ходорковским и другими умниками.

Еще остается несчастный случай в тюремной камере. И в том, и в другом случае Кремль получает такого яркого политического мученика, какого современная Россия еще не видела. Человек-легенда. Тот, за которым можно следовать без боязни за свою безопасность или жизнь. Ворон перемен и свободы. В первом случае за ним могли бы сплотиться такие массы, которые означали бы настоящую опасность для режима. Когда народ отворачивается от правителя, производящего впечатление благодаря мессианскому могуществу, он выбирает того, который похож на него теми же сверхъестественными качествами, — даже если последний во всех других отношениях является полной противоположностью. Когда наконец падает Тот, кого нельзя называть, все смахивают слезу и аплодируют Гарри Поттеру.

Если в умах, охваченных слепой яростью, проскользнула бы мысль без промедления физически расправиться с презренным предателем, его место через какое-то время обязательно занял бы кто-то другой. Это даже могла бы быть Юлия, жена Алексея Навального, которая за эти годы преследования и травли успела стать яркой политической фигурой.

Все заклинания когда-то рассеиваются. Срок годности нынешних тоже подходит к концу.

Foto: Organizatorių archyvas

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!