Мы расскажем три истории людей, покинувших свой дом по разным обстоятельствам. Ирина – украинка, живёт в Польше с сыном и матерью. Андрей – белорус, временно находится в Литве с семьёй. Марина – русская, приехала в Вильнюс со своим молодым человеком. Все они начинают новую жизнь в чужой стране.

Релокация. "Мы здесь гости"

Андрей уехал с семьёй из Беларуси около трех месяцев назад. Он называет свой переезд релокацией, не строит долгосрочных планов, сохранил работу и продолжает трудиться в той же организации, с теми же задачами.

Самое трудное, считает Андрей, это принять факт переезда и определиться с местом релокации. "Мы пока не дошли до этого этапа, поэтому обустройством не занимались. Сейчас сложно найти жильё по адекватной цене, особенно на короткий срок. Также есть трудности с медицинским обеспечением, так как страховка покрывает только экстренные случаи. Можно было бы назвать разрыв социальных связей, но в Беларуси это произошло намного раньше, так как большинство из нашего круга общения уехали в 2020-2022 годах, поэтому сейчас видеться с ними стало даже проще".

Литва приняла гостеприимно: "Мы получили литовские гуманитарные визы, что само по себе огромная поддержка. Freedom House помогает по многим вопросам при такой релокации, начиная с виз и заканчивая налоговыми консультациями. С государственными органами пока не пересекались".

Андрей скучает по ощущению дома, которого так и не появилось, планам на будущее и сопричастности с городской жизнью: "В Минске мы сами много чего организовывали и хорошо знали активную тусовку - от рестораторов до музыкантов и художников, а в Вильнюсе и других городах мы гости. В остальном Вильнюс можно назвать более удобным для жизни городом".

Как адаптироваться? - Больше общаться с местными, учить язык - хотя бы базовые фразы, найти новые традиции. Например, баскетбол по средам или велосипедные прогулки. Зарабатывать больше денег - деньги всегда помогают адаптироваться.

На наш вопрос, вернётся ли он обратно, если всё будет хорошо, Андрей ответил так: "Хорошо уже не будет, но если хотя бы будет безопаснее и больше пространства для моей работы, то можно возвращаться".

Побег. "Нам очень повезло"

Ирина пересекла границу Украины и Польши 5 марта ночью. И для неё это однозначно был побег. Начало войны Ирина вспоминает так:

"24 февраля для меня особый, радостный день - 6 лет назад в этот день у меня родился сын. 23 числа я готовилась к празднику и выбирала подарки, представляла каким счастливым будет утро, когда сын будет их открывать. Но, к сожалению, утро началось со звуков выстрелов. Я живу в пригороде Харькова, со стороны Чугуева и индустриального района. На рассвете услышала звуки взрывов. Знаю, многие не сразу поняли, что это. Думали, что может кто-то запускает фейерверки, но я сразу поняла, что происходит. Помню, как со слезами на глазах прибежала в комнату мамы и дрожащим голосом сказала: "Началось. На нас напали". Я постоянно вспоминаю, как на работе мы уже пару месяцев обсуждали возможную войну. Смеялись. Не верили. Были уверены, что такого не может быть. И я очень рада, что сын не слышал выстрелов, а когда он проснулся, стрелять перестали и у него было праздничное утро Дня рождения и распаковка подарков.

В тот же день у нас перестал ходить транспорт, и мы оказались отрезаны от города. Жили в изоляции, доедали оставшиеся в магазине продукты, смотрели новости, привыкали к обстрелам артиллерии, постоянно поддерживали связь с родными и близкими, спали в коридоре.

Я сразу хотела уехать, но у мамы был перелом ноги и ей надо было носить гипс ещё недели три. Она, конечно, никуда ехать не хотела. А я не могла найти транспорт. Никто не хотел ехать в нашу сторону, потому что индустриальный район постоянно обстреливался, а доехать можно было только через него. А потом начался ужас. К обстрелам артиллерии добавилась бомбардировка с самолётов. Это самое страшное, что я когда-либо переживала. Когда ты слышишь звук самолёта, тебя охватывает буквально животный страх. В этот момент секунды кажутся вечностью и эту вечность ты молчишь: "Только не сюда. Только не сюда!"

После начала бомбардировок мама сняла гипс и была готова ехать. Вопрос был только в транспорте.

3 марта - день рождения папы. Он умер 5 лет назад. И слава Богу, что до этого не дожил, он был военным и не пережил бы всего этого. Именно в этот день нам удалось найти машину. Парень согласился довезти нас на железнодорожный вокзал. Три тысячи гривен за одного человека. Мы собрали сумку, в основном вещи сына, взяли кошку и поехали. Очень благодарны парню, за сына и кошку денег не взял.

Доехали быстро, под обстрел не попали. Провели несколько часов на вокзале и сели все вместе в эвакуационный поезд. Ехали почти сутки до Львова. Там пересели в автобус "Красного креста". Нас должны были довезти до границы, но водитель оказался поляком, и он поехал домой, так что нам повезло и границу мы пересекли не пешком, а на автобусе. Если честно, я считаю, что нам, наверное, Боженька помогал или Вселенная, не знаю... Может папа. Как-то всё быстро прошло, как в тумане. Во Львове, на границе, в распределительном центре было очень много волонтёров. Все помогали! Кормили, утепляли, давали отдохнуть и очень сильно поддерживали.

Charkivas
Foto: Scanpix

Мы ехали в конкретную семью. Ехать пришлось через всю Польшу, на это мы потратили ещё сутки. И всегда люди окружали нас заботой и поддержкой".

Самое трудным для Ирины оказалось то, что ты находишься в состоянии шока и не осознаешь этого. Не контролируешь ситуацию и понимаешь, что несёшь ответственность не только за себя. В первые месяцы с момента приезда в Польшу Ирина не понимала, как снова начать жить. Постоянно что-то делала, куда-то шла, но было ощущение, что всё это происходило не с ней. Как в кино – смотришь на себя со стороны. И, всё-таки, она считает, что им очень повезло. Гораздо больше, чем другим. Они ехали к конкретным людям, которые взяли их под свою опеку, помогали абсолютно во всём: кормили, одевали, помогли оформить все документы.

Сложности тоже были:

"В новой стране без знания языка очень сложно. Мы живём в небольшом селе, работы тут практически нет. Первое время нам помогало финансово государство, и этого хватало. А потом пришлось искать жильё и работу. Мы живём далеко от Варшавы и Познани, поэтому не смогли получить многие виды помощи, которые были в Польше для украинцев. Как будем жить дальше - не знаю. Я работаю, мама работать не может, она на пенсии. И как прожить на минимальную зарплату двум взрослым людям, ребёнку и кошке, снимая при этом жилье - я не знаю".

Для Ирины это первая поездка в Польшу. Ей нравится эта страна. Приняли хорошо, с агрессией не сталкивалась, все стараются помочь. В первые месяцы получали финансовую помощь, талоны на еду их даже обеспечили бесплатным жильём. Спустя полгода финансовая помощь закончилась. Но сын ходит в детский сад, а там есть бесплатное питание. Обещали оплатить все необходимые материалы для учёбы.

Ирина благодарна полякам за поддержку и кров. Трудности преодолимы. Впервые пришлось топить печь дровами, чтобы согреться. Нет налаженной системы общественного транспорта, сложно выбраться куда-то, если нет автомобиля. Скучает по дешевому и качественному интернету, украинской еде.

"Харьков - город миллионник, масштабный город - и инфраструктура у него такая же. А сейчас нас окружает все небольшое, да - уютное, но хочется чего-то большого. В общем-то, нам тут нравится, тут тихо, спокойно и безопасно. Но ощущения дома нет. Мы знаем где мы, кто мы и почему мы тут. Конечно, хотелось бы вернуться. Именно в такие моменты понимаешь, как хорошо было дома. Но головой я понимаю, если мы тут сможем обустроиться, то это хорошие перспективы для сына. К тому же наш регион был оккупирован, а значит там большое количество территорий заминировано. Я не хочу через пару лет узнать, что мой сын умер или покалечился потому, что они с друзьями решили сходить покупаться в соседнее село. До него идти минут 30, очень близко, но его в феврале захватили русские. Освободили его во второй половине марта, но, к сожалению, уходя, армия противника минирует буквально всё. В общем, наш дом на ближайшие несколько лет - не безопасное место. Осознавать это больно. Ближайший год мы проведём в Польше".

Эмиграция. "Дом внутри тебя"

Марина уехала из России почти 5 месяцев назад, сразу после того, как они с её молодым человеком вышли на свободу после 15 суток ареста за свои демократические взгляды. Она считает себя эмигранткой. Уехать было её выбором, но он был без выбора.

Самым сложным в переезде остаётся правовая неизвестность, так как визовые решения в Европе постоянно меняются. Не знаешь, придётся ли опять спешно думать, куда переезжать, чтобы не отправили обратно. Плюс сложности с работой. У Марины нет удалённой работы, с которой можно искать новую.

Rusijos OMON Maskvoje sulaiko protestuotojus

"Мы жили сначала в Армении, затем переехали в Литву. И там и здесь было морально спокойнее, и я ни в одной из этих стран не сталкивалась с негативом. Хотя часто спрашивают: "Почему русские переезжают?" Не знаю, как вообще должна "принимать страна", но мне кажется, всё комфортно.

Ощущение дома у меня почти всегда есть. Раньше я часто путешествовала, и поняла, что дом - это то, что внутри тебя. В Литве проще ещё и в том, что есть возможность пообщаться или получить информацию на русском языке.

Скучаю я, наверное, только по тому факту, что навряд ли когда-то смогу доверять своей родине и считать её "хорошей", если так можно выразиться. У меня нет опыта жизни в разных тоталитарных странах, возможно, во многих из них часть людей поддерживает режим, но я такого не ожидала. Не могу принять того факта, что люди могут поддерживать войну и считать её оправданной".

Как быть дальше? "Думаю, чтобы быстрее адаптироваться надо, в том числе, сразу говорить или думать про себя "у нас". "Наш мэр", или "у нас погода". Это на подсознательном уровне увеличивает ощущение, что это твой дом. Ещё, конечно, нужно учить язык хотя бы элементарный. Я пока этого не делаю, и корю себя за это.

Мне сложно ответить на вопрос, вернусь или нет. По той причине, которую назвала выше - у меня исчезло доверие к родине как к чему-то хорошему. Наверное, если будут предпосылки к тому, чтобы действительно всё поменялось - да. Я бы очень хотела, чтобы с моей страной и людьми всё было хорошо, и она вернула человеческий облик. Не знаю, возможно ли это".

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!