Ирина с мужем и тремя сыновьями переехала из Минска в Каунас в середине декабря 2021 года. Переезд, по ее словам, был "отчасти запланированным мероприятием, в Литву приехали уже имея согласованный вид на жительство". Причины отъезда из Беларуси, "в том числе политические, хотя вроде пока уголовное дело не заведено, но и экономические".

Уехали, еще и потому, говорит Ирина, что могли себе это позволить:"И потому, что это для нас с мужем была возможность продолжать работу так же, как это было и в Беларуси. Там осталась квартира, взятая на ипотечный кредит, и дача, и вообще все. Уезжали мы на одной машине, пять человек и кошка, с собой взяли совсем немного, поместилось только самое необходимое".

"Решили уехать, когда убили Андрея Зельцера"


Ирина и ее муж работают в сфере IT, и их работодатели предложили релокацию. "После августа 2020 года в сфере IT начали “закручивать гайки”, и белорусские IT- компании начали переводить активы в другие страны. А после 24 февраля 2022 года уже заказчики отказывалась работать со специалистами, которые физически находятся в Беларуси", - объясняет Ирина.

Protestas Minske
Foto: Itar-Tass / Scanpix

"Вероятность, что за нами придут, не пропадала с момента выборов 9 августа 2020 года, но после того, как застрелили моего знакомого - Андрея Зельцера - я решила, что надо уезжать", - вспоминает Ирина.

"Старший и средний сын понимали, почему мы уезжаем"

Для троих сыновей - старшему Доминику 14 лет, Яну – 11, Мирону 3 - Ирина с мужем создали в Литве максимально приближенное к привычному в Беларуси жизненное пространство.

"Еще в Беларуси Доминик и Ян начали учиться в белорусской онлайн школе, где и продолжили заниматься до конца учебного года после переезда в Литву, поэтому их круг общения не изменился. И учеба, и друзья – все онлайн. Но дети сидели в интернете еще и потому, что из-за пандемии коронавируса в момент переезда в Литву действовали ограничения, и казалось, что сыновья не очень ощутили разницу. Очевидно, старший и средний сын понимали, почему мы уезжаем из страны, они нервничали. Но для них в целом поменялся только двор, наверное", - рассказывает Ирина.

По ее словам, особых переживаний по поводу оставшихся в Беларуси бабушек, дедушек, теть и дядей не было, потому что из-за пандемии уже давно общались преимущественно онлайн, встречались лишь изредка.

Друзья у сыновей, рассказывает Ирина, пока есть среди детей белорусов, оказавшихся в Каунасе по тем же причинам, что и ее семья. С местными литовскими детьми контакты появятся, уверена Ирина. Старшие, Ян и Доминик, пошли 1 сентября в местную школу, а младший, Мирон, – в детский сад.

Foto: Asm. albumo nuotr.

Первая литовская школа для детей – музыкальная

Первым делом школу искали музыкальную, чтобы дети продолжили учиться: Доминик игре на аккордеоне, Ян – на фортепиано, рассказывает Ирина.

Нашли быстро и недалеко от дома, есть и преподаватели русскоязычные у обоих сыновей. Музыкой в Литве они начали заниматься раньше, чем ходить в местную общеобразовательную школу, а Ян даже поучаствовал в международном музыкальном конкурсе и получил первый в своей жизни диплом лауреата.

Плата за занятия музыкой €17 и €20 в месяц, но, как говорит Ирина, это покрывается пособиями, которые выплачивает государство как многодетной семье.

Детские пособия литовское государство платит и белорусам с видом на жительство

"В Литве детские пособия платят не только литовским гражданам, но и всем, у кого есть вид на жительство, до недавнего времени полагалось около €70 евро на каждого ребенка плюс доплата за многодетность, если в семье трое детей или больше", - рассказывает Ирина.

И уточняет, что с 1 июня, после повышения базового размера социальных выплат, увеличились и зависящие от него пособия: например, "детские деньги" - до € 80,5, а для многодетных, малоимущих семей и семей с детьми-инвалидами - до € 127, 88.

"Языковой барьер – не проблема"

Языковой барьер, конечно, присутствует, но худшие опасения не оправдались, признается Ирина. И делится "первым потрясением": "Мы ехали сюда, думая, что будут проблемы с языком, что все говорят только по-литовски. Но оказалось, что здесь очень много людей понимают русский и английский языки и, кроме того, стараются перейти на русский или английский, если чувствуют, что ты их не понимаешь".

Вообще никаких проблем с языком здесь нет, говорит Ирина. Она общается в Каунасе на английском, русском и, по ее словам, уже может объясниться на литовском. Ирина убеждена, что если живешь в стране, то нужно знать ее язык: "И мне он нравится".

"Мы все учим литовский, я первая в семье начала заниматься этим, нашла в фейсбуке преподавательницу, набиравшую группу онлайн. занимаемся через зум. В группе 10 человек из разных стран, для которых родной – русский", - рассказывает Ирина.

И добавляет, что успехи есть: "Я могу читать, стараюсь разговаривать, даже если я не знаю, как что-то сказать, сначала смотрю в словаре, например, чтобы объясниться на почте, в поликлинике, в магазине.У детей тоже есть преподавательница литовского онлайн".

Kaunas
Foto: DELFI / Laimonas Jankauskas

"Школу для старших сыновей и детский сад для младшего нашли быстро"

В Каунасе одна международная школа с преподаванием на русском языке, про неё много говорят на форумах, нашли быстро, и она сейчас переполнена, хорошо, что у нее есть филиал, который оказался недалеко от нашего дома, рассказывает Ирина.

Доминика и Яна туда записали незадолго до 1 сентября, потому что, как отмечает Ирина, "к сожалению белорусская онлайн-школа, в которой учились дети до конца прошлого учебного года, внезапно стала российской, - это проблема и отдельный разговор".

Школа, куда уже пошли сыновья Ирины – в 8-й и 5-й классы, - по ее словам, "до этого учебного года была имени Пушкина, но сейчас уже нет".

Младший сын пошел в муниципальный детский сад с 1 сентября и, как говорит Ирина, "обещали, что воспитатели с ним будут говорить по-русски. Искать садик долго не пришлось, - нашли на форумах".

"Я хочу, чтобы дети идентифицировали себя как белорусы"

Что касается образования детей, то единственное, чего пока не хватает в их учебной программе и что, по словам Ирины, "очень важно – уроков белорусского языка и белорусской истории". В том числе из-за этого, - а не только из-за переезда в Литву, - Доминик и Ян учились продолжали учиться в белорусской онлайн-школе до начала летних каникул. Ранее дети учились в Минске в белорусскоязычной гимназии.

"Сейчас мы будем искать варианты онлайн-обучения уже этим предметам - или с репетиторами, или с дополнительными занятиями в онлайн-школах. Я знаю такие уже есть в Польше, и вроде бы можно записаться.

Я хочу, чтобы дети идентифицировали себя как белорусы. Для меня это принципиально важно", - говорит Ирина.

Foto: Asm. albumo nuotr.

"Здесь все готовы помочь"

В Литве, по словам Ирины, ее семья чувствует себя релокантами, - не беженцами и не эмигрантами: "Жить здесь достаточно комфортно и, конечно, намного спокойнее, чем в Беларуси. И дети не чувствуют себя ущемленными в правах. Нравится город, люди, отношения – и между людьми, и к нам".

В бытовом плане, вспоминает Ирина, как только приехали, сразу надо было решить много задач и понять, как здесь что работает – как открыть банковский счет, оформить ИП, как платить налоги, как записать детей к врачу. Помогали коллеги и приехавшие сюда раньше белорусы, разобрались уже, и мне нравится, как это все решается. И главное – здесь везде готовы помочь, говорит Ирина.

Ситуацию, с которой оказалась Ирина и вся ее семья она считает "достаточно типичной для людей, которые уехали после событий 2020 года".

С неприязненным отношением и дискриминацией из-за белорусского паспорта, из-за русского языка за все это время, по словам Ирины, ни она, ни ее семья не сталкивалась.

На вопрос, сталкивались ли знакомые Ирине семьи с детьми, она отвечает так: "Люди, которым я доверяю и которые живут в Вильнюсе, рассказывали, что там с началом войны первые несколько недель действительно были проявления неприязненного отношения. Останавливали на улице, говорили "уезжайте домой, захватчики", подрезали на дороге машину с белорусскими номерами, одну девушку уволили с работы в косметическом салоне. Но это не наша история, с нашей семьей ничего такого не произошло".

"Мы хотели вернуться в Беларусь, но война все изменила"

"Я боюсь загадывать, мы хотели вернуться домой ещё в апреле, но война всё изменила, конечно. Мы, конечно, хотели бы вернуться в Беларусь как можно быстрее", - так Ирина отвечает на вопрос, собирается ли семья остаться в Каунасе насовсем.

Сейчас, по ее словам, "есть некоторые сомнения, что получится вернуться в Беларусь прямо в тот же день, когда исчезнут препятствия, из-за которых мы уехали. По той простой причине, что у нас с мужем рабочие контракты с литовскими подразделениями наших компаний-работодателей".

Это типичная ситуация для любой IT-компании, которая переводит сотрудников в свои офисы в Литве, поясняет Ирина: "Здесь все организованно по правилам работы в Литве и в соответствии с литовским законодательством. Мы платим те же налоги, что и все, и есть ограничения: если я подписала контракт, я не имею права, например, в Беларуси работать больше 30 дней в году".

"То есть дело не только в том, что с детьми сложнее переезжать с места на место, просто при существующих ограничениях, я не смогу уехать и работать из Беларуси на литовскую компанию", - резюмирует Ирина. И все же добавляет, что она хочет вернуться как можно скорее.

Ксения Литвинова: "Из Беларуси уехали по соображениям безопасности"


Ксения Литвинова - мама двоих дочерей. Вместе с семьей она приехала из Новополоцка в Вильнюс в августе 2021 года "по соображениям безопасности". В Литве она координирует работу с детьми в рамках проектов белорусской инициативы "Актыўным быць файна" (АБФ).

Единственной проблемой при переезде в Вильнюс стала аренда жилья

Оказалось, что сложно семьям с маленькими детьми снять квартиру в Вильнюсе, рассказывает Ксения. Ее младшей дочери Марии было тогда три года, старшей, Елизавете, - семь.

"Беженцами мы себя здесь не чувствуем, скорее релокантами или эмигрантами. Возможность ездить в Беларуси есть у моего мужа, периодически она есть у детей, у меня её нет, к сожалению", - говорит Ксения.

Взрослым, конечно, чуть тяжелее дается переезд, чем детям, а у детей, по ее словам, появилось много новых друзей. У Елизаветы, - когда она год назад пошла в школу, а у Марии - в садике, и, кроме того, есть белорусское комьюнити, в котором много семей с детьми.

Найти школу с русским языком для старшей дочери и русскоязычный детский сад для младшей оказалось совсем несложно, и даже недалеко от дома.

В садике, куда ходит Мария, на русском говорит весь персонал, но посещают его и литовские дети, которые также говорят на литовском, рассказывает Ксения. Она нашла как минимум 10 русскоязычных муниципальных детских садов, а есть еще и частные.

Литовский язык, по словам Ксении, дети учат в садике на музыкальных занятиях – песни поют на литовском, но и на русском тоже. Есть и другие занятия, на которых, например, детям рассказывают про птиц и как они называются по-литовски и по-русски.

Первое впечатление от садика - очень всё понравилось, говорит Ксения. И делится тем, что ее удивило: "Когда я пришла познакомиться с воспитательницей, я попросила список всего, что нужно принести. Она удивлённо посмотрела на меня и сказала, что ничего не надо, все есть". Я спросила про список канцелярских принадлежностей, но она и на это ответила, что есть все – и фломастеры, и карандаши, и раскраски, и другое, что необходимо".

За посещение садика семья платила в прошлом году €70, сейчас цена выросла, около €90 в месяц.

В Новополоцке, - сравнивает Ксения, - "платили 100 -120 белорусских рублей, и постоянно собирали деньги на игрушки, на ремонт, покупали подарки в группу, а на выпускной вся группа покупали подарок саду, подарок в группу. Это что-то типа ковёр, новую доску". (Курс Нацбанка РБ по состоянию на 31 августа 2021 года 1 евро - 2.9587 бел. руб, на 31 августа 2022 - 2.5613)

Нравится Ксении и внутренний распорядок: "Например, если в Новополоцке опоздал на 10-15 минут, у ребёнка не будет завтрака, не положено. А здесь в Вильнюсе мы можем спокойно прийти позже, и воспитательница сходит на кухню и возьмёт для Марии завтрак".

Еще Ксению приятно удивило, что "в садике воспитательница очень внимательно следит за эмоциями детей, какая бы ситуация ни случилась, нет неприятных для детей и родителей разбирательств, очень следят за психологическим комфортом детей. Есть и психолог, который занимается с детьми".

Также Ксении нравится, что "в садике мало групп, и они небольшие, и весь персонал, включая директора, психолога и музыкального работника, знает всех детей и в курсе происходящего в саду".

"Как и в детском саду, в школе заботятся о психологическом комфорте детей"

С выбором школы тоже никаких проблем не было, говорит Ксения. Она заранее искала, зная, в каком районе Вильнюса хочет снять квартиру: "Елизавета пойдет сейчас уже во второй класс, это литовская государственная школа. Обучение на русском языке, но, например, предмет "Человек и мир" преподают на русском, а учебник написан на литовском, преподаватель по ходу урока переводит детям, а некоторые из них уже и сами понимают и могут прочитать".

Так же, как и в детском саду, отмечает Ксения, в школе заботятся о психологическом состоянии детей, и это очень нравится: "Здесь в школах электронные дневники. Это приложение или сайт, - кому как удобнее пользоваться. Доступ есть у ребёнка и у родителей, другие дети не знают какие друг у друга оценки, кому там написали замечание или ещё что-то. Никто из них не может узнать друг про друга. Учителя стараются не обсуждать детей публично и не говорить о ком-то плохо".

Нравится Ксении и наличие в помощниц у классного педагога: "Помощница в классе и в коридоре есть, учеников младших классов помощница встречает у входа, помогает им переодеться и разложить вещи в раздевалке. А когда был ковид, то детям помогали одеться и каждого передавали встречающим родителям. Дети всегда были под присмотром".

Помимо бесплатного обучения в школе, включая продленку, рассказывает Ксения, есть кружки на выбор: "Бесплатные – танцевальный, музыкальный, изостудия, английский язык и информационные технологии. Платные – лего-робототехника, карате, шахматы. Все кружки работают специально в разное время, в разные дни, и при желании можно записаться во все".

"Для младших классов в первой половине дня бесплатное питание. Независимо от гражданства детей", - продолжает перечислять Ксения то, что нравится в литовской школе. Обед в продленке, по ее словам, по желанию и стоит около €2, что очевидно дотируется.

Очень удивило Ксению, что после двух недель дистанционной учебы во время пандемии коронавируса, всем ученикам раздали по большому пакету продуктов: "Нам объяснили, что государство выделяет деньги на еду для детей, и школа не может их не израсходовать именно на это".

Понимают ли дети, почему семья уехала из Беларуси?

Младшая дочь в свои три года восприняла переезд, скорее, как весёлое приключение, а старшая уже понимала причину расстраивалась, что ее друзья остались в Беларуси. Но со временем, когда у нее появились в Литве друзья, стало полегче, говорит Ксения.

"Какие-то новости Елизавета и сама могла смотреть, у неё всегда был доступ к интернету, и, кроме того, она знала, что её тетю посадили в изолятор на Окрестина, а потом в тюрьму в Жодино. Через 20 дней отпустили, но дочь знала, что происходит".

Планирует ли семья Ксении вернуться в Беларусь?

"Когда только приехали, об этом вообще не думали. Потом были какие-то надежды, что всё-таки власть поменяется, всё станет лучше, и мы сможем вернуться", - вспоминает Ксения.

Сейчас, по ее словам, даже если в Беларуси все изменится к лучшему, то это не так быстро и просто выдёргивать детей в другую среду будет намного тяжелее и, возможно, травматично.

Ксения допускает, что семья останется в Литве "на неопределённый срок, если не насовсем". Свою ситуацию она считает типичной для семей, уехавших с детьми: "В вильнюсской школе, куда ходит Елизавета, большинство - дети таких же белорусов, как мы, уехавших по тем же причинам. Может, не во всей школе, но в классе почти все - белорусы, одна россиянка, один украинец и один литовец".

"С языком общения никаких проблем у детей нет"

В школе между собой, рассказывает Ксения, говорят на русском. Белорусский язык дети в прошлом году учили в субботней школе в Белорусском доме в Вильнюсе.

Уроки литовского в школе у Елизаветы пять раз в неделю. «Литовский - это единственный урок, который делаю вместе с дочерью, заодно и сама учу. Все предметы ей даются легко, а литовский пока тяжеловато».

Сама Ксения намерена выучить литовский, но говорит, что без него в Вильнюсе можно легко обходиться: "Молодежь говорит на английском, а старшее поколение - на русском. И это охлаждает".

С дискриминацией из-за белорусского гражданства Ксения столкнулась лишь однажды

Дети никогда не сталкивались с дискриминацией из-за гражданства, говорит Ксения. Но сама она столкнулась с такой ситуацией, когда попросила доктора выписать рецепт для укола от аллергии, а в ответ услышала: "Езжай в свою Беларусь и там коли".

"Я говорю, что не могу поехать, а в ответ врач сказала "что вы всё врёте, за то, что вы ходили с флагами, никого не сажают, вы просто хотели сюда переехать". И добавила ещё, что Лукашенко хороший", - вспоминает неприятный эпизод Ксения.

Юлия Мицкевич: "English by Camp – это про взаимодействие, инициативу и дружеское общение"


Помимо доступного для недавно приехавших белорусских детей внешкольного образования, организованного литовским государством, местными коммерческими и общественными объединениями, в Литве есть уже несколько инициатив для внешкольного образования юных белорусов, созданных самими белорусами.

Одна из них – English by Camp, летний лагерь по английскому языку, который, как рассказала Delfi соорганизатор лагеря и руководительница зарегистрированной в Литве некоммерческой организации "Solidarumo tiltas" Юлия Мицкевич, планирует продолжить работу и во время всех следующих школьных каникул.

Julija Mickevič
Foto: DELFI / Julius Kalinskas

Лагерь стал местом, где дети проводят время весело, активно, а обучение английскому происходит интерактивно через игровые задания, рассказывает Юлия. Всего, по ее словам, за четыре последних недели было четыре смены, сформированные для разных возрастов и с учетом уровня английского.

Программы разрабатывали тематические, на каждую неделю отдельно. Например, экология - как бережно относиться к окружающей среде. Или неделя «Академия супергероев и супергероинь» - дети проявляли свои лучшие качества и свою суперсилу через разные задания, которые для них готовили преподаватели.

Но задача, говорит Юлия, - не просто учить детей английскому, но и критически мыслить, быть самостоятельными и инициативными: "И всё это в атмосфере безопасности, комфорта, дружелюбия, что очень важно, потому что это всегда про очень дружеское общение, про взаимодействие".

English by Camp
Foto: English by Camp

Летний лагерь помогает детям и родителям из разных стран справиться с похожим травматичным опытом

Изначально предполагалось, что лагерь будет только для белорусских детей, но, как отмечает Юлия, оказалось, что проект интересен и для детей украинских беженцев, переехавших с родителями в Вильнюс из-за войны.

Кроме того, были в лагере и дети родителей, бежавших по разным причинам из России, Казахстана, Кыргызстана. И что еще, по словам Юлии, "очень важно", - участники и из Литвы, потому что общение с литовцами помогает интегрироваться в литовское общество. Никаких конфликтов, подчеркивает Юлия, ни между детьми, ни между родителями, не было.

Напротив, по ее словам, все обрели новый круг знакомств или ближе познакомились с теми, кто раньше приходил на занятия по методике шведских кружков (это когда участники учат друг друга тому, что умеют сами), которые уже больше года организует в Вильнюсе инициатива Solidarumo tiltas.

Кстати, Юлия говорит, что белорусы благодарны литовскому государству за то, что лишенные возможности работать в Беларуси белорусские НКО смогли продолжить свою деятельность в Литве. Среди таких организаций и та, где работает Юлия, – "Актыўным быць файна".

С детьми, - продолжает свой рассказ Юлия, - работали педагоги тоже из разных стран – из Беларуси, Латвии, Грузии, Сербии. Языком бытового общения для детей (помимо уроков английского) и для родителей стал русский. Однако бывают ситуации, когда между собой общаются белорусы и украинцы на белорусском и украинском, и все отлично друг друга понимают.

По отзывам родителей, рассказывает Юлия, для них общение с новыми знакомыми очень важно, потому что всех, кто переехал с детьми в Литву недавно, интересует, как разные семьи преодолевают связанные с переездом сложности.

"Сейчас, когда Россия воюет с Украиной, а в Беларуси и России политический террор, особенно важны социальные контакты, возможность общения, дружбы с людьми, которые тебя понимают или которые переживают те же события, что и ты. Забота и поддержка даже малознакомых людей очень помогает травматичный опыт. Я знаю это по себе", - говорит Юля.

"Большая часть белорусов, с которыми общаюсь, намерены вернуться в Беларусь"

Сама Юлия Мицкевич в Вильнюсе живет с ноября 2020 года. Она была вынуждена уехать из Беларуси под угрозой репрессий. Юлия активно участвовала в протестах после сфальсифицированных в Беларуси президентских выборов и была соорганизатором феминистской группы в рамках Координационного совета белорусской оппозиции, созданного августе 2020.

И организации, и Юле лично, как вспоминает она сейчас, "пытались вменить в вину, что якобы мы проводим не образовательные мероприятия, а готовим экстремистов-террористов, которые потом выходят на акции протеста".

Подробнее об этом Юлия рассказала Delfi в конце 2021 года. Тогда же Юлия сказала: "Мы не белорусская диаспора, мы релоканты – то есть те, кто готов вернуться в Беларусь уже завтра".

Отвечая сейчас на вопрос, изменилась ли ее позиция, Юлия Мицкевич говорит, что на все очень сильно повлияла война: "Много говорят о коллективной ответственности и коллективной вине, которую на нас возлагают за то, что с территории нашей страны летят ракеты в Украину, и я знаю людей, которые из-за этого решили больше в Беларусь не возвращаться, даже если сменится политический режим.

Я не сторонница концепции коллективной вины и не несу личную вину за происходящее. Но я точно знаю, что за последствия того, что сейчас происходит, мы все будем нести ответственность так или иначе.

Очень сложно стало думать и предвидеть, когда ты можешь вернуться. Но большая часть тех, с кем я общаюсь, и я сама - мы намерены вернуться. Мы очень много работаем, чтобы не просто вернуться, а сразу же начать демократические реформы".

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!