О своих добродетелях он не кричит, но переселенцам хорошо знакомо его имя. Мы попросили рассказать его об особенностях волонтерской работы, в том числе, для того, чтобы развеять миф о неучастии и игнорировании со стороны русскоязычных Литвы украинской повестки.

Клайпеда – одна из главных точек притяжения украинцев. По данным Департамента статистики, с начала войны в регионе зарегистрировалось около 8 тыс. беженцев. Между тем представители волонтерских групп и ответственные чиновники так называемых поморских самоуправлений говорят, что в округе проживают не менее 10 тыс. вынужденных переселенцев.

– Евгений, я знаю, что у вас много родственников в Украине… Допускали ли вы то, что такая война возможна?

– Когда Путин признал так называемые ДНР и ЛНР в границах официальных областей, это уже было сигналом, однако новость все равно стала для меня шоком… Да, в Украине у меня действительно много родственников – все они живут как раз в тех городах и регионах, которые непосредственно столкнулись с боевыми действиями. Николаев, Херсон, Одесса, Киев…

Клайпеда, помощь беженцам

Собственно, моя волонтерская работа началась с того, что я стал думать и решать, как помочь своим близким. Мой дедушка, которому 91 год, который застал войну, до сих пор остается в Николаеве. Там ситуация тоже очень напряженная. На протяжении трех недель в городе не было воды – вообще. Сейчас, вроде бы, водоснабжение восстановлено. Часть родни, в том числе и из Херсона, недавно приехала к нам в Клайпеду.

– Вы были одним из тех, кто с первых дней войны активно собирает помощь, пожертвования, организовывает благотворительные акции для жителей Украины. Вы объединяете местный бизнес, вы создавали волонтерские инициативы, которые позже переросли в полноценный центр помощи. Расскажите об этих процессах подробнее.

– Поскольку у меня большой опыт в организации мероприятий, первым серьезным шагом стала организация благотворительного концерта. Он состоялся 3 марта. Мы собрали музыкантов, исполнителей – все мы работали абсолютно бесплатно. Моя непосредственная роль заключалась в том, чтобы наладить процессы – аккумулировать разных участников, привлечь самые разные субъекты, и это получилось. Самоуправление предоставило зал, платформы по продаже билетов отказались от комиссионных сборов. Среди выступающих были группы Royce, Man-go, Pikaso, 69 Danguje, Studija, клайпедские хоры, виолончелисты, танцевальные и театральные коллективы… Все это – наши друзья, единомышленники. За вечер нам удалось собрать около 10 тыс. евро. Все деньги перевели в фонд Blue/Yellow, как и анонсировали изначально. Очень важно то, что все, что удалось заработать, мы передали в помощь Украине – никто не взял себе ни цента, и это много говорит о нашей культуре предпринимательства. Я имею в виду страну в целом.

Ровно также мы поступили на большом мероприятии, которое организовали на минувших выходных для украинских детей в Švyturio arena. Нам бесплатно предоставили помещения, мы привлекли представителей индустрии развлечений, общепита, всевозможных кружков и клайпедских секций – и при самоуправлении, и частных. Детям и родителям подарили подарки, устроили им праздник. Во многом я преследовал цель познакомить и сблизить беженцев – дать людям возможность пообщаться, узнать, что им может предложить неформальный сектор Клайпеды – спортивные организации, клубы, танцевальные и художественные студии, школы и тому подобное. Это важно и с социальной точки зрения. Приезжие не должны чувствовать себя в вакууме, за счет таких мероприятий они могут наладить связи, обменяться контактами, общаться, делиться новостями, говорить и обсуждать, что происходит, например, в их родном городе, если они земляки. Может, кто-то благодаря новым знакомствам сможет помочь своим родственникам, оставшимся в Украине. Наш оргкомитет вдохновился примером Вильнюса и Каунаса, где аналогичные инициативы уже на постоянном уровне проводят мои друзья и коллеги из „Tūkstantmečio vaikų akademija“. Такая работа требует больших ресурсов – я очень благодарен большой компании людей и предприятиям, которые активно помогли все организовать. У многих детей – впервые после того, как они покинули Украину – появились улыбки.

– А сколько человек было на мероприятии?

– В общей совокупности около 1,5 тыс. человек. Рад, что в Клайпеде удалось найти команду – каждый внес свою лепту. И сама арена, и технические партнеры, и все участники… В будущем планируем организовывать летние мероприятия. Надеемся, на поддержку и со стороны самоуправления.

Клайпеда, помощь беженцам

– Вы – один из учредителей и создателей Центра помощи беженцев в Клайпеде. По сути, эта общественная инициатива стала главенствующей – замкнула на себя львиную долю процессов, связанных с поддержкой украинских переселенцев. С чего все начиналось?

– Все началось с того, что я познакомился с ребятами, которые на добровольных началах уже начали собирать различные вещи для беженцев. Я присоединился к ним, мы создали более-менее скоординированную инициативную группу. Проблема заключалась в том, что работы становилось все больше и места не хватало, я же нашел и договорился о помещении – его любезно предоставил нам бизнесмен и меценат Римантас Цибаускас. Со временем вся эта деятельность выросла в целую сеть волонтеров… Теперь у нас есть отделы – один отвечает за одежду и вещи, другой за координацию добровольцев, третий – за питание и санитарные правила, условный четвертый – за обеспечение и тому подобное.

Хаотичная работа стала организованной. Мы уделяем большее внимание не только беженцам, но и психологической поддержке самих волонтеров, обеспечиваем им комфортные условия – питание, отопление, взаимозаменяемость. Нужно понимать, что все работают без зарплат, что люди устают, что быть постоянно погруженным в эту повестку невозможно, поэтому важно подумать и о самих добровольцах.

– Сколько людей задействовано в работе центра?

– У нас есть постоянная группа – это около 400 человек. Люди самых разных возрастов и национальностей. Жители Клайпеды, близлежащих городов и районов. К нам присоединяются и приезжие украинцы. В целом же в этой работе приняли участие порядка тысячи человек.

– А какому количеству людям вы уже помогли?

– Через центр помощи [pagalboscentras.lt] прошло свыше 6 тыс. беженцев. В среднем в день принимаем около 100 семей. Люди приходят с самыми разными просьбами. В пиковое время принимали до 300 семей. Сейчас людей становится меньше, так как Клайпеда почти исчерпала ресурсы. Переселенцы сами сюда не едут, так как понимают, что здесь очень сложно найти жилье.

Что касается помощи, мы обеспечиваем людей одеждой, постельным бельем, посудой, мебелью, различной техникой – от чайников и фенов до стиральных машин и холодильников. У нас есть резервные запасы продовольственных товаров и медикаментов, но их мы выдаем, если ситуация срочная. Центр старается не дублировать деятельность, которой занимается Maisto bankas и Красный Крест. Кроме того, поскольку близится летний сезон, мы по мере возможности стали предоставлять велосипеды, самокаты, мячи, игрушки, спортивный инвентарь.

Помимо этого, мы собираем вещи, которые идут в Украину. Помогаем точечно, точно зная, куда и кому идет груз. В Клайпеде действует украинская община «Родина» – мы работаем в связке. Например, недавно мы отправили автобусами партии лекарств, медицинских приборов, оборудования. Также в центре есть особая секция, где хранятся шлемы, аккумуляторы для телефонов, дроны, фонарики… Это не наш основной профиль, но такие вещи нам тоже поставляют. Через посредников мы передаем их на фронт.

– Как я понимаю, пост главы Клайпедской ассоциации досуга помогает в организации текущих процессов и привлечении средств…

– Это больше завязано на моих контактах. По мере сил мы помогаем беженцам трудоустроиться – ищем людям возможности работать по специальности. Парикмахеры, мастера маникюра, косметологи, флористы, повара, официанты, фитнес-тренеры… Пытаемся вовлечь приезжих в процессы на рынке труда.

– Ваш 91-летний дедушка остался в Украине – в Николаеве. Для него полномасштабная война стала шоком?

– Мой дедушка застал Вторую мировую, поэтому для него это вдвойне больно… Он – прагматичный человек, старается во всем и везде найти логику. В данном случае никакой логики нет – эта война за гранью здравого смысла.

В ноябре прошлого года я как раз гостил у него и проехался по восточной Украине, по родственникам. Могу ответственно заявить, что все разговоры про нацизм – полный бред. Я не знаю, насколько нужно сойти с ума, чтобы объявить нацистскими Херсон или Николаев…

– Но покидать Украину дедушка не собирается?

– У него определенные проблемы со здоровьем. Это во-первых. Во-вторых, покидать страну он действительно не хочет. Говорит, что привык к своим родным местам и бежать не собирается, хотя в Николаеве довольно тяжко – ведутся обстрелы, три недели не было воды, но сейчас водоснабжение частично восстановлено. К сожалению, как мне кажется, граница, которая пролегла между Херсоном и Николаевом, сохранится надолго…

– Насколько я знаю, помимо всего прочего, на первых порах вы помогали самоуправлению наладить коммуникацию с неправительственными организациями, помогающими беженцам?

– Да, отчасти. Так уж получилось, что я знаком со всеми нашими организациями, которые с первых дней работают в этой сфере. Муниципалитету изначально было непросто оперативно включиться в работу. Мы помогли скоординировать процессы и выстроить цепочку – подключение к базе данных, общение, реагирование, принятие решений.

Клайпеда, помощь беженцам

– Чему вы научились за это время – что вас порадовало?

– Я порадовался, что большинство моих знакомых сплотились ради общей цели. Я рад, что литовский народ такой эмпатичный. Мы показали свое неравнодушие. Мы продемонстрировали участие и готовность помогать людям, попавшим в беду. Эта война объединила много разных людей. У меня есть примеры, когда те или иные предприниматели не общались или конфликтовали, но эта ситуация обнулила все старые обиды. Люди готовы уступать, мириться, сотрудничать, отодвинуть в сторону амбиции, жертвовать своим личным временем, здоровьем, комфортом и деньгами, чтобы помогать другим, и это много говорит о нас как об обществе. Наш народ стал более зрелым за время этой войны... Радует, что удалось помочь такому большому числу людей.

– А что огорчило?

– Мне грустно, когда люди вместо помощи Украине направляют свою энергию на обвинения и уколы в адрес всего русскоязычного населения, когда русских по умолчанию обвиняют и приписывают абсолютно всех к пятой колонне. Я допускаю и прекрасно понимаю, что люди есть всякие, но нельзя стричь всех под одну гребенку и уж тем более увязывать это с национальностью. Когда я вижу заявления, что, мол, все русскоязычные виноваты в войне, это, мягко говоря, нелогично.

С другой стороны, многое зависит от круга общения, в котором ты вертишься. Мне повезло – в моем кругу общения нет ни одного литовца, который считал бы, что русскоязычным в Литве не место. Среди моих друзей – неважно, на каком языке они говорят, – нет ни одного человека, кто отказался бы помочь украинцам. Все против войны – все стараются делать все, что в их силах, чтобы эта бойня как можно быстрее закончилась, чтобы было как можно меньше жертв, чтобы после окончания войны Украина восстановилась как можно скорее.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!