В среду, 21 апреля, президент РФ Владимир Путин выступил с ежегодным посланием Федеральному собранию России. Во время своей речи он анонсировал новые выплаты для семей с детьми, развитие инфраструктурных проектов, похвалился успехами в борьбе с коронавирусом, рассказал про новые вооружения и вспомнил про известного писателя Редьярда Киплинга. Тема Украины в выступлении Путина не прозвучала, хотя в последние недели у границы отмечались активные передвижения российских войск. Вечером того же дня в десятках российских городов состоялась акция в поддержку Алексея Навального, анонсированная ранее главой сети его штабов Леонидом Волковым. Обо всем об этом мы говорим с нашим гостем – политиком, соратником Алексея Навального и в прошлом заместителем министра энергетики Российской Федерации Владимиром Миловым.

- В воскресном стриме Леонида Волкова на youtube-канале Навальный LIVE вы объявили, что уехали из России и находитесь теперь в Вильнюсе. Что послужило причиной отъезда и чем планируете заниматься на новом месте?

- Я уже месяц здесь. Стало понятно во время январских акций протеста за освобождение Навального, что тактика власти - это просто сажать все знаковые фигуры в оппозиции под домашний арест или открывать уголовные дела. Сейчас подоспело "дело" об экстремизме против Фонда борьбы с коррупцией (ФБК), которое означает, что нашу деятельность объявят вне закона. И, скорее всего, все активные участники окажутся под уголовными делами.

Мы поговорили с друзьями, коллегами и решили, что это нехорошая история, когда сажают прямо всех. И нужно, чтобы как можно больше участников команды оставалось на свободе и продолжало работу. Тем более, что у меня есть важный международный участок – я очень много работаю с коллегами в Европе и США, мы обсуждаем санкции, акции солидарности с демократическими силами в России.

Мы решили, что мне лучше сейчас побыть здесь и заниматься вот этим. Как выяснилось уже после моего отъезда, пришла новость о "деле об экстремизме". То есть мы мыслили в правильном направлении. Поэтому я здесь.

Vladimiras Milovas
Foto: Stop kadras

- Каков план вашей работы, с кем намечены встречи?

- Не только намечены, встречи продолжаются уже много лет. Но сейчас это интенсифицируется в связи с прецедентным делом, которое Путин творит, и весь мир это видит. Честно говоря, не то что намечено, а я не вылезаю из zoom’а, с утра до вечера разговариваю с большим количеством коллег, которые находятся по обе стороны Атлантики. Часть встреч публична, вчера я выкладывал разговор с депутатом эстонского парламента. Часть – нет. Но, тем не менее, работа идет, диалог идет, и я верю, что в ближайшее время будут подвижки в плане санкций против путинских олигархов.

- В среду, 21 апреля, президент России обратился с ежегодным посланием Федеральному собранию. Накануне этого выступления Владимира Путина у многих были такие настроения, что оно произойдет в духе "пушки вместо масла". Прежде всего, это было связано с активизацией на границе с Украиной. Однако тема Украины вообще не была затронута в этом послании. Можно ли сказать, что в итоге послание Путина произошло в духе "масло вместо пушек"?

- Да там ни масла, ни пушек. Какая-то непонятная субстанция. Я даже не хочу в эфире это произносить. Действительно, были не только ожидания, но и инсайд – что там готовится какой-то очередной геополитический прорыв, типа опять что-то присоединим, мы видим, что к этому шли приготовления - и в плане возможного продвижения по поглощению Беларуси, и в плане сосредоточения войск на границе с Украиной. То есть явно все шло к какой-то кульминации.

Но, во-первых, еще не вечер. То есть посланием жизнь не заканчивается. И от Путина можно ожидать всего.

С другой стороны, что они действительно в последний момент поменяли тональность послания. Потому что оно уж очень получилось какое-то пустое и беззубое. Там вакуум. Там явно предполагалось что-то другое. Ради этого не стоило было нагнетать и всех их собирать в Манеже, долго тянуть с датой – 21 апреля. Явно в последний момент были какие-то изменения.

Возможно, - сейчас это чистая спекуляция, просто предположение, – возможно, президент США Джо Байден надавил на Путина в последнее время. Это способствовало тому, что Путин чуть сдал назад и пока какие-то новые геополитические решительные шаги объявлять не стал. Но мы не знаем. Надо продолжать внимательно следить за этой ситуацией.

Риск поглощения Беларуси все равно остается. Поэтому ну хорошо, ну он там выступил с пустым посланием, но риски от этого не уходят.

Vladimiras Putinas

- Беларусь была упомянута в этом послании. Более того, сегодня, 22 апреля, Владимир Путин встречается с Александром Лукашенко. Вчера вечером и Светлана Тихановская, и Павел Латушко сделали специальное заявления, в которых они предполагают, что сегодня может быть заявлено что-то судьбоносное, касающееся суверенитета Беларуси. Белорусам стоит напрячься?

- Да, я думаю, стоит напрячься. Потому что, конечно, Путин и вся российская номенклатура, и олигархи, конечно, очень злы на Лукашенко из-за того, что много лет он получает столько всякой помощи, но не сдает страну. В российской правящей номенклатуре есть огромный запрос на то, чтобы все-таки за этот выписанный чек взять у Лукашенко что-то обратно, то есть добиться какой-то настоящей политической интеграции Беларуси в РФ в том или ином формате. Но вот, похоже, что они о чем-то там договорились.

Хотя, честно говоря, я этот процесс интеграции наблюдаю очень внимательно с 1996 года. Лукашенко - это такой хитрый лис. Он миллиард раз обманывал всех. Может подписать какую-то дорожную карту, наконец, какую-то настоящую финальную супер-супер дорожную карту интеграции, которая потом не будет исполнена. Посмотрим. Это большое неизвестное. Никакой реальной информации об этом нет.

Но совершенно ясно, что Путин и его окружение очень жестко прессуют Лукашенко именно в эту сторону, чтобы он в обмен на все коврижки, на все кредиты, - учитывая его тяжелую международную и особенно внутреннюю ситуацию, - чтобы он все-таки начал Путину сдавать страну. Вот это такой самый острый сюжет ближайших дней. Будем за этим следить.

- Услышав фразу "хитрый лис", я вспоминаю историю о якобы готовящемся покушении на Александра Лукашенко, и с этим гомельским подвалом. Где писали эту историю – в российском ФСБ или белорусском КГБ?

- Не исключаю, что это было совместное творчество, они стоят друг друга, эти гаврики. Но самое интересное в этой истории про покушение – это почитать пресс-релизы российских силовиков, то есть ФСБ. Там прямо написано о том, что политолог и юрист приняли решение напасть на охрану, на ОМОН и убить президента. Политолог и юрист, конечно, самые подходящие исполнители для всех этих действий.

Это как и история с Майком и Ником, и с вагнеровцами, которых там захватили в Минске. Это все выглядит как очередное действие в цепи постановок, которые призваны обосновать тезис о каком-то внешнем вмешательстве в дела Беларуси и необходимости от него защититься. Мы видели в последний год это с особенной интенсивностью, это все глупо, конечно, выглядит.

Но мы находимся в мире постправды, когда многие люди не собираются выяснять, что на самом деле произошло, а они просто верят на слово тем политикам, под влиянием которых они находятся. Тут надо понимать, что Путин со своим посланием работает ровно на эту аудиторию. То есть он был настолько нагл и циничен вчера, что говорил в связи с этой инсценировкой якобы покушения на Лукашенко о недопустимости политических убийств. При том, что мы все знаем, что он сам занимается организацией политических убийств своих оппонентов. О покушении на Навального и многие другие истории были рассказаны. Это, конечно, глупая инсценировка про покушение, но в мире постправды это прокатывает. Я думаю, что и белорусский КГБ и российская ФСБ рассчитывают ровно на это.

Aliaksandras Lukašenka

- Я внимательно читал сообщения об этой истории и заметил, что заявления российского ФСБ и КГБ Беларуси и белорусских пропагандистов очень сильно расходятся фактологически. Даже даты якобы предполагаемого покушения разные – то 9 мая, то в июне...

Если на встрече Лукашенко и Путина 22 апреля опасения Тихановской и Латушко, касающиеся суверенитета Беларуси оправдаются, как могли бы на это отреагировать страны Запада?

- Ну, это очередной акт абсолютно незаконного присоединения территории со стороны путинского режима, потому что в Беларуси сейчас нет легитимной власти. Александр Лукашенко утратил легитимность, он с треском проиграл выборы прошлого года и незаконно удерживает власть силой. У Лукашенко нет абсолютно никакого мандата на принятие решения о судьбе Беларуси и ее суверенитете. Поэтому я думаю, что здесь реакция будет и должна быть аналогичной предыдущим действиям, которые фактически были связаны с аннексиями территорий путинской Россией.

Это же всегда было. То есть в Крыму они сделали вид, что там якобы Верховный совет принял решение провести референдум. Хотя на самом деле с депутатами там разговаривали под дулами автоматов. То же самое всякие марионеточные режимы в Южной Абхазии, Осетии – это все похожие истории, которые мы уже много раз видели. Международная реакция была соответствующей. Я надеюсь, что она будет такой и в этот раз. Потому что в современном мире в XXI веке в Европе такие присоединения через сделку с диктатором без воли народа - это неприемлемо.

- А самим странам Запада стоило бы напрячься так, как Беларуси? Особенно в контексте "чешской истории" - похождениями Петрова и Боширова, они же Мишкин и Чипига. У нас тут в связи с этим дипломатическая война началась, Литва тоже заявила устами советника президента по внешней политике о том, что может в знак солидарности с Чехией выслать ряд российских дипломатов из страны.

- Да, я думаю, что напрячься стоит. Потому что, во-первых, уже видно, что наметившееся потепление между Путиным и Лукашенко привело к интенсификации военного сотрудничества. Например, они договорились, что в Гродно – прямо рядом с польской границей - у них будет какой-то учебный центр совместный. А вообще если будут конкретные шаги по интеграции РФ и РБ, то стоит ждать очень быстрой милитаризации Беларуси с участием российских войск.

Мы это видим на примере Крыма. То есть как только Путин захватил Крым, он тут же превратил его в дико милитаризованный регион. Это же, кстати, можно сказать и про Калининград, который граничит с Польшей и Литвой и является таким стратегическим путинским форпостом в Европе. Там просто проехать невозможно, там все в колючей проволоке, в военной технике. Превратили прекрасный балтийский регион в одну сплошную военную базу.

Стоит ждать чего-то похожего, в случае если будут реальные шаги по присоединению Беларуси. Конечно, это все несет в себе очень большие риски и эскалацию напряженности. Европе не нужна милитаризация. Мы не враги друг другу. Вот эта вот идиотская надуманная конфронтация со странами ЕС и НАТО – это конечно, очень опасная история, которая ведет к ненужным эскалациям. Действительно этого стоит опасаться.

- Вы сказали, что послание получилось пустое - ни пушек, ни масла. Но все-таки были даны обещания о выплатах – школьникам по 10 000 рублей, беременным выплаты, об инфраструктурных проектах говорилось. Что из этого на практике выполнимо и что выполнят?

- Во-первых, это все пиаровские коврижки. Это традиционно. В каждом крупном выступлении Путина содержится такая небольшая раздача слонов – на тебе, девочка, три рубля, и на в чем себе не отказывай.

Весь объем того, что он озвучивал, очень небольшой. Я слышал сегодня оценку от спикера Госдумы Володина, все обещанные в послании Путина меры обойдутся примерно в 400 млрд рублей. Это меньше 0,5% ВВП. Российский ВВП – это больше 100 триллионов рублей. То есть обещанные выплаты - это незначимая величина, она не в состоянии повлиять ни на что ни экономически, ни социально. И тем более, что в отличие от мер, которые реализовывались в развитых странах и которые в РФ предлагала оппозиция, - та же программа Навального.

Путин все время как подходит к этому делу? Он нарезает такие слайсы, то есть этому 3 рубля, этому – полтора рубля. В итоге сумма даже как бы и немаленькая, - все-таки несколько сотен миллиардов, но конкретным людям достаются от этого крохи. Даже выплаты по 10 000 рублей людям, у которых есть дети школьного возраста, ну это не спасет никого от тяжелого экономического положения.

Да, это деньги, но это разовая и небольшая помощь. И как мы видели на примере прошлого года, когда Путин озвучивал пакет помощи экономике (если это можно так назвать) во время ковидного кризиса, тот пакет был больше. Там было больше разных мер поддержки, ориентированных на более широкие слои общества. Но рейтинг его все равно продолжил падать в течение прошлого года, не смотря на эту всю раздачу небольших объемов денег. Потому что видно, что это все пишется исключительно в пиаровских целях, чтобы по телевизору создать картину какой дедушка хороший, кому-то что-то выделил. Но ни экономически, ни социально это большого значения не имеет.

- Зато в очередной раз мы убедились, что – выражаясь вашими словами – дедушка очень любит себя сравнивать с великими личностями. На этот раз он вспомнил писателя Редьярда Киплинга и сравнил, видимо, себя с тигром Шерханом. Ранее он говорил, что не с кем ему, к сожалению, поговорить на этом свете, Махатма Ганди – и тот уже не с нами, а все остальные - как бы не достойные величины. Что за страсть к таким ярким сравнениям, что за мания величия у Владимира Путина?

- А он обожает эту историю. Рузвельта вспоминает или еще кого-то. Действительно у него есть серьезные элементы паранойи. Он считает себя великим деятелем. Если посмотреть такие подробные выступления, где ему задают вопросы о его исторической роли, он реально рассказывает весь этот бред, что он спас страну от развала. Ну не было никакого развала, ничего там не надо было спасать. Он пришел на халяву, когда в РФ начинался уже бурный экономический рост. Когда заработала частная экономика после реформ 90-х гг, когда выросла нефть в цене. И много еще чего произошло. Поэтому вот эти все рассуждения о своей исторической миссии смешно выглядят.

Но он действительно считает себя великой фигурой, спасителем России. Это прямо видно в каждом значимом выступлении, интервью можно заметить. Поэтому он ищет аналогии в истории. Когда он говорит, что после смерти Махатмы Ганди поговорить не с кем, он не шутит. Он и правда считает себя великим глобальным историческим деятелем. Это не только смешно. Это грустно. Потому что он подсадил всю страну на иглу поклонения какой-то им созданной искусственно мифологии, из-за чего мы не можем вырваться из порочного круга. Мы не понимаем, в чем наши проблемы. Не понимаем, куда двигаться. Я имею в виду общество в целом.

Потому что оно промыто вот этой пропагандой величия, каких-то огромных успехов, но все это фантом. Путин выстроил одну огромную потемкинскую деревню. И в обществе, конечно, растет понимание того, что это все чушь. Все обстоит иначе. И Путин, и его стиль управления – совершенно неадекватный, - ведут Россию в тупик. Ну, вот мы вступили в такой клинч, когда вот эта понимающая часть общества начала очень жестко противостоять всем остальным. Думаю, что нас ждут непростые времена.

- О противостоянии в обществе поговорим. 21 апреля вечером во многих российских городах состоялась акция протеста оппозиции. Несмотря на то, что был будний день и ее объявили за три дня до даты проведения, складывается ощущение – мы это видим по фото и видео, - что вышло немало людей. Однако по официальным оценкам МВД РФ, в Москве было 6 000 человек, а в Петербурге - 4 500. Стоит ли верить таким цифрам?

- Конечно, не стоит. Но власти используют традиционную тактику – перекрывают центральные площади, чтобы не было видно количество собравшихся там людей.

Вспомните потрясающие демонстрации 30-летней давности на Манежной площади в СССР, где людям разрешали собраться на большом периметре, где было видно, что там реально 500 000 человек!

Per protestus dėl Navalno Rusijoje sulaikyta daugiau kaip 1 700 žmonių
Foto: Itar-Tass / Scanpix

А сейчас задача стоит всех рассеять по переулкам, центральные площади перекрыть, чтобы невозможно было снять сверху такую большую концентрацию людей. И после этого выпускаются лживые пресс-релизы, что там было всего 5000 человек. Конечно, нет. Были десятки тысяч и в Питере, и в Москве. Это тем более ценно, что перед этой акцией была беспрецедентная компания запугивания, вплоть до того, что … им удалось добыть базу электронных адресов людей, зарегистрировавшихся на сайте https://free.navalny.com/ как желающих выйти на митинги. И они не поленились всем зарегистрировавшимся написать личное письмо, добавить туда какие-то их персональные данные из старых баз и сказать, что мы о вас все знаем, мы вас достанем, вы ответите за участие в этих митингах.
Но люди, тем не менее, вышли в огромном количестве. И это, конечно, говорит о том, что та часть общества, которая понимает весь тупик путинизма и хочет перемен, она готова бороться, несмотря на самые тяжелые времена, которые наступают – аресты, посадки, обвинение в экстремизме, то, что делают с Алексеем Навальным. Вот это вот отсутствие страха в людях – это, конечно, очень воодушевляет.

- Мониторил я вчера чаты штабов Навального, региональных в основном. Бросилась в глаза попытка изменить тактику со стороны самих штабов Навального. Во многих чатах была активная координация по смене разных точек сбора. Мне показалось или действительно такая была опробована тактика в этот раз?

- Совершенно верно. Штабы переходят к тактике оперативной смены места сбора. Потому что мы уже сталкивались с тем, что когда ты жестко объявляешь одну точку сбора, то власти просто перекрывают к ней все подходы. В некоторых местах, например, в Екатеринбурге, власти пытались перекрыть просто весь центр города вообще, чтобы люди туда не попали. Поэтому здесь нужна оперативная координация по типу белорусских Тelegram-каналов, как это было в августе-сентябре прошлого года, - когда намечался один маршрут, но власти выставляли там заграждения, технику, ОМОН был, и маршрут оперативно меняли, и всем говорили, куда идти. Российская оппозиция вынуждена такую же тактику принимать, потому что, конечно, идет борьба за такие привлекательные центральные локации. Власти, конечно, не хотят там допустить большой концентрации людей, чтобы была красивая картинка – видите, какая поддержка у оппозиции. Поэтому стараются всех не пустить в центральные места городов, рассеять. Оппозиция реагирует на это и использует разные механизмы гибкости. Мы такое еще увидим.

- И еще бросается в глаза, что силовики тоже меняют тактику. По данным правозащитников на утро 22 апреля было задержано около 1800 человек. Это гораздо меньше, чем в январе. А в Москве вообще всего лишь около 20 человек. Наибольшие задержания происходили в Санкт-Петербурге и в регионах. Это тоже смена тактики? С чем это может быть связано?

- Действительно меньше 2000 по стране. При этом половина всех задержанных в одном только С.-Петербурге, где традиционно бандитская жесть, там просто бандитская власть. Как это было еще со времен Путина-Собчака. Эдакая ОПГ находится у власти в Питере и действует соответствующими методами. Но действительно в большинстве мест по всей стране особой жести не было. По моим оценкам это связано вот с чем.

По соцопросам была очень негативная реакция по поводу январских событий, то есть когда устроили показную жестокость, просто в наглую избивали людей. Очень широко разошелся эпизод, где омоновец в Петербурге ударил сапогом женщину в живот, она упала, получила травмы. Много всего такого было, все было заполнено подобными сценами. И это для власти создает очень нехорошую ауру. Особенно перед выборами, когда надо доброго дядюшку из себя изображать.

Поэтому у меня такое ощущение, что они просто посмотрели на эту социологию и дали команду сейчас пока никого не трогать. Потому что ухудшение отношения со стороны общества дополнительно им перед выборами не нужно. Посмотрим, как это будет дальше развиваться.

Неприятный нюанс состоит в том, что вместо того, чтобы всех бить, в этот раз полицейские всех снимали. Они сейчас очень активно используют технологию распознавания лиц. И после январских акций ко многим приходили уже после, вычислив их именно по этим снятым кадрам.

Я думаю, что еще не вечер, и что они будут делать таким образом: через несколько дней мы, возможно, увидим приток нежданных визитов силовиков домой к людям, которые были засняты на видео. То есть, возможно, речь идет об отложенных арестах вместо того, чтобы устраивать показное месиво на публику, которое плохо работает на имидж власти.

- Меньше жести может быть связано с оглашением Послания, чтобы как-то не омрачать выступление Путина и не отодвигать на второй план повестку его обращения?

- Это вполне возможно, но мне кажется все-таки главное, что реакция общества на январские избиения была однозначно негативная. Наверно, фактор оглашения послания на это наслоился. Но это уже некоторое время назад было понятно, что фатальное объявление войны обществу не очень хорошо выглядит в глазах людей. Просто эта социология существует давно, еще с 90-х гг, что большинство россиян могут даже не соглашаться с какими-то политическим оппонентами, но такое брутальное полицейское насилие не приветствуется.

Кстати, я жил в позднем Советском Союзе, его там не было. Даже при Брежневе. И нам по телевизору рассказывали, что такое есть только в диктаторских капиталистических режимах. Типа Пиночета или Чон Ду Хвана. У нас такого быть не может. Поэтому главный фактор, я думаю, большое неприятие обществом полицейского насилия. Ну и, наверное, они не хотели омрачать день послания Путина – тоже сыграло роль.

- Повлияют ли выступления оппозиции и гражданского общества на принятие Кремлем решения, как поступить с Алексеем Навальным?

- Посмотрим. Откровенно скажу: я традиционно был скептиком по поводу того, что можно выходом на улицу непосредственно повлиять на текущее принятие решений. Очень многие люди так думают, - и наши коллеги, и сторонники Алексея Навального. Думают, что вот мы выйдем – и освободим. Я всегда был скептиком и говорил, что это более долгая сложная борьба. У Путина еще свои тараканы в голове, он не любит показывать слабину – на него надавили, и он сдался. Он очень не любит это показывать, так что сложно надеяться на то, что он так он так прогнется.

Поэтому мне кажется, что здесь разогрев ожиданий, - что мы выйдем и что-то изменим, – был немножко преждевременным. И здесь людей все-таки надо готовить к долгой и тяжелой позиционной борьбе.

У нас, - к сожалению, я вынужден это сказать, - есть такая национальная народная привычка. Мы, русские люди, хотим все и сразу. У нас много народных сказок на эту тему. Про золотую рыбку, про сжечь лягушачью шкурку в печке и тому подобное. Вот это очень неправильно. Надо уметь выгрызать свою свободу, долго, по кусочкам, упорно, не сдаваясь.

Рассчитывать, что мы что-то разовое сделаем, и это все перевернет, - так не бывает. Особенно с такими жестокими и хорошо подготовившимися к позиционной обороне диктаторами как Лукашенко или Путин.

- По настроениям рядовых участников различных региональных штабов Навального после январских митингов складывалось ощущение, что после второго митинга они готовы выходить дальше. Однако тогда официально штаб притормозил эту историю. 21 апреля прошла акция, что дальше в плане уличной активности, планируется ли ее поставить на поток, если можно так сказать, или снова будет взята пауза?

- Пока нет решения. Могу только высказать свое мнение. Я считаю, что надо переключать все внимание на сентябрьские выборы в Госдуму. Да, там будет очень сложно, но там будет огромный запрос на протестное голосование и есть шанс дать Путину, грубо говоря, по морде. И мне кажется, что протестные акции были бы гораздо эффективнее в плане синергии с предвыборной ситуацией, потому что там можно привлечь гораздо больше людей. Это десятки миллионов людей, которые не поддерживают оппозицию и Навального, но хотят перемен, они не довольны Путиным и ищут нормального цивилизованного выхода через выборы, через смену курса, путем голосования за какие-то другие партии, другие идеи и лишение Единой России большинства.

Я думаю это вопрос, по которому есть сейчас такой условно эмоциональный консенсус, что Единая Россия не нравится никому. Все хотят, чтобы она потеряла большинство и перестала быть правящей партией. Поэтому мне кажется, что нам очевидно нужен выход на качественно новый уровень. Что вот просто такие выходы сторонников Навального во всех городах, это власти уже видели, и они этого не очень боятся. Они с этим могут справиться.

Поэтому нам нужен выход на качественно новый уровень. И, вместо того чтобы повторять одно и то же раз за разом, лучше провести мощную кампанию за умное голосование, нанести Единой России поражение. И если власти попытаются голоса у людей украсть, то тогда в сентябре-октябре возможны акции с совершенно другой магнитудой. Мне кажется, правильно действовать вот так и взять в этом плане паузу.

- Действия российских силовиков, которые мы наблюдаем в последние месяцы, я бы охарактеризовал тремя словами – обезглавить, запретить, посадить. И не только по отношению к активистам, но и к журналистам независимым. Если это все пойдет по нарастающей, как раз к тем самым выборам, к финишному дню голосованию с каким ресурсом выйдет оппозиция и сможет ли дать финальный бой?

- Первое, что скажу, - это то, с чего мы начали разговор. Для того, чтобы не дать им совсем все обезглавить, и я, и ряд коллег мы приняли довольно тяжелое решение, - чтобы продолжать работать, уехать за пределы России и координировать какую-то деятельность отсюда. Первое, что они не могут добиться, это они не могут нас достать. Значительная часть лидеров оппозиции продолжит работу.

Второе – я на своем канале записал недавно ролик о том, что делать в нынешней ситуации репрессий и разгрома. Сейчас очень сильно повышаются требования к рядовым участникам протестов. То есть в предыдущие годы они смотрели наше youtube - ТВ, участвовали в акциях, в работе штабов. Они в принципе все знают, что делать. И мы еще им подскажем, обучим. Поэтому сейчас – это было видно во время протестных акций 21 апреля – людям не нужны какие-то конкретные лидеры. Они примерно сами понимают, как действовать, чтобы нанести этой мафиозной власти ущерб.

Сейчас растет запрос на горизонтальную самоорганизацию в ответ на то, что власти хотят оппозицию обезглавить, оставить без лидеров. Это в принципе получается. Я говорю каждому участнику протеста и людям, которые хотят перемен в России, что ребята, не ждите, что какой-то начальник вам скомандует. Примерно понятно, что делать каждому на своем участке. Действуйте. Участвуйте в агитации на выборах, в наблюдении на выборах, расклеивайте листовки, рассылайте наши видео, разговаривайте с людьми. То есть каждый человек может много что сделать. Повышаются требования к каждому участнику в ситуации, когда против лидеров оппозиции идет такой тотальный прессинг.

- Приближается круглая дата. 26 апреля исполнится ровно 35 лет со дня аварии на Чернобыльской АЭС. С кем же, как не с бывшим заместителем министра энергетики, поговорить на эту тему. И поговорить в контексте истории, которая беспокоит нас здесь в Литве – про белорусскую АЭС. На этой неделе сообщалось, что завезли топливо для второго энергоблока, и готов он на 80 процентов.

На протяжении всего и строительства, и запуска мы слышим разные истории, что там что-то отказало, что-то планово отключили, потом опять планово включили. С точки зрения безопасности, что это за такое чудовище построили на границе с Литвой?

- Это ужас полный. Потому что если смотреть на все, кстати, немногочисленные строительные проекты Росатома в последнее время, то они исключительно непрозрачные и никак не подконтрольны обществу – они не рассказывают, что они там делают. Видно, что качество работ – ужасное. Мы помним, что 10 лет назад была авария при строительстве Ленинградской АЭС-2, где обрушилась стена корпуса первого энергоблока. Там не было еще никакого реактора, просто стены тогда еще возводили. И просто рухнула стена из металлоконструкций. К счастью, никаких последствий не было. Но это говорит о качестве работ.

Или свежие новости. Дочернее предприятие "Росатома" строит сейчас АЭС "Акку́ю" (тур. Akkuyu Nükleer Güç Santrali) на южном побережье Турции. Там произошел взрыв несколько месяцев назад. В десятках домов в округе выбило окна. Говорят, что там была плановая детонация. Были негативные последствия типа трещин в фундаменте. (Официально Росатом опроверг данные о трещине в фундаменте. Два человека пострадали в результате планового взрыва на стройплощадке АЭС Аккую в Турции, идет расследование. - Прим. Delfi)

С белорусской АЭС была история, когда уронили корпус реактора. Причем самое смешное и одновременно, самое тревожное, что Росатом начал говорить "ничего страшного", мол, можно его такой продолжать эксплуатировать. И даже несмотря на то, что Беларусь находится в очевидно зависимом положении от России, но, тем не менее, Беларусь настояла на том, чтобы корпус реактора заменили. Это обернулось для Росатома дополнительными издержками.

Foto: Itar-Tass / Scanpix

То есть это все говорит о качестве работ. Мы ничего об этом не знаем, это черный ящик. В марте 2004 года Путин ликвидировал независимый Росатомнадзор в России. У нас было агентство, которое надзирало за Росатомом, довольно жестко его критиковало. Я помню эти доклады все Росатомнадзора в правительстве в начале нулевых. Путин ликвидировал это агентство. За Росатомом никакого независимого надзора нет. Этим занимается департамент в какой-то большой службе, у которой нет никакого политического веса. Поэтому мы не знаем, что там происходит.

Мы видим, что уже за полгода, как белорусская АЭС запущена, там инцидент на инциденте. Постоянно что-то ломается, откладывается. Никакой об этом информации нет. Независимого контроля за этим нет. Все, что мы знаем о культуре строительных работ в Росатоме, - это сплошной ужас. Поэтому, конечно же, я понимаю всех, у кого эта история вызывает большие опасения.

- В странах Балтии идут дискуссии о том, как бы это сделать так, чтобы электроэнергия с БелАЭС не поступала к ним. Трехсторонняя методика была утверждена между Латвией, Эстонией и Литвой. И Латвия торгует электроэнергией с Россией, а Литва при этом говорит, что под видом российской поступает все равно электроэнергия с БелАЭС, поэтому эта методика негодная, нужно договариваться по новой.

Возможно ли в сегодняшних условиях в странах Балтии полностью блокировать допуск электроэнергии с Островецкой АЭС или это невозможно?

- Это вопрос, прежде всего, связанный с энергетической независимостью. Мы видим, что страны Балтии сделали в этом плане серьезные шаги вперед в последнее время. И с терминалом сжиженного газа, и с сетевой интеграцией с другими странами ЕС. То есть шаги есть, но полноценной энергетической независимости еще не достигнуто. Поэтому какие-то перетоки электроэнергии из России могут иметь значение. Надо продолжать двигаться дальше по пути обеспечения полной энергетической независимости, и тогда вопрос о том, что не хватает электроэнергии и надо докупить в России или в Беларуси, просто не будет возникать. Понимание, как это делать, - есть. И я, в том числе, это не раз обсуждал с политиками и лидерами балтийских стран. Надо просто довести этот план до конца и тогда не будет необходимости в этих диктаторских странах с непрозрачным управлением покупать электричество.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!