Какие ограничения принесли пользу, а какие – бессмысленны? Почему вокруг вакцины AstraZeneca столько шума и в чем ее преимущество перед другими? Все ли меры правительства логичны и когда человечество вернется к нормальной жизни? На эти и другие вопросы нам ответил вирусолог, заведующий кафедрой биохимии и биотехнологий на факультете естественных наук Университета Витаутаса Великого, профессор Римантас Даугелавичюс.

- Газета The Guardian, ссылаясь на опрос объединения НКО People’s Vaccine Alliance ("Альянс за вакцины для людей"), сообщила, что большая часть экспертов-эпидемиологов – две трети опрошенных – утверждают, что из-за появления новых штаммов инфекции действующие вакцины могут оказаться бесполезными уже через год. По мнению трети респондентов, новые препараты понадобятся миру уже через девять месяцев. Расскажите, пожалуйста, стоит ли в таком случае так уповать на вакцинацию, если вирус на два-три шага впереди нас?

- Если говорить о вакцинах, то давайте посмотрим на грипп. Все мы знаем, что прививаться от гриппа стоит каждый год – каждый год вакцины разные. К слову, в этом году случаев этого заболевания было очень мало. Очевидно, спад активности позитивно сказался на этом. Говоря о COVID-19, не исключено, что прививки будут нужны постоянно.

Буквально на прошлой неделе появились результаты новейших исследований, которые говорят о том, что вакцины Pfizer / BioNTech и Moderna хорошо борются и с так называемыми мутантами, которых боялись. Они воздействуют и способны одолеть и южноафриканский, и британский штаммы коронавируса. Вполне вероятно, что в будущем вакцины нужно будет модернизировать, чтобы они успешно боролись с другими разновидностями COVID-19, которые, очевидно, будут появляться и дальше, однако этого не нужно бояться. Здесь я могу вас порадовать: РНК-вакцины Pfizer / BioNTech и Moderna можно достаточно легко модифицировать, а вот векторные AstraZeneca, Sputnik V и китайские вакцины изменить будет сложнее. Модифицировать их, безусловно, можно, но процесс будет более длительным и трудоемким.

В случае двух первых вакцин нужно будет всего лишь поменять несколько нуклеотидов в геноме и РНК (информационная рибонуклеиновая кислота – Прим. Ред.). В худшем случае против коронавируса придется вакцинироваться каждые полгода, но с другой стороны, если 90 процентов будут вакцинированы, фон COVID-19 будет очень низким – мы сможем нормально жить.

- Иными словами, Pfizer / BioNTech и Moderna на голову выше всех остальных вакцин, включая активно использующуюся в Европе AstraZeneca и российсский Sputnik V?

- Мы пока еще не знаем, поскольку во всем мире первые прививки начались лишь в ноябре. Сейчас апрель, то есть прошло меньше шести месяцев. Более того, мы до сих пор не знаем, насколько долгосрочен эффект всех этих прививок. Кто-то говорит, что полгода, кто-то – девять месяцев, но точных данных еще нет.

Отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что преимущество РНК-вакцин заключаются в их легкой модернизации, если она потребуется. Векторные вакцины – не так просты, само их производство сложнее.

- Говоря о кампании по вакцинации, как вы оцениваете коммуникацию со стороны правительства?

- Уровень общения оставляет желать лучшего. Я не совсем понимаю, зачем государству понадобилось формировать сразу два экспертных совета – один при президенте, а один при главе правительства. Тем более, когда в двух группах часто сидят одни и те же люди. Если бы этот экспертный потенциал был сосредоточен в одних руках, все было бы проще, а сейчас они соперничают между собой.

Агитационная программа по вакцинированию также сделана непрофессионально. Чувствуется фальшь и искусственность. Кроме того, заявления одних экспертов часто противоречат сообщениям со стороны должностных лиц. В итоге люди теряются, что можно делать, а чего нельзя. То, что мы видим по телевизору, то, что мы слышим по радио и в торговых центрах, не вызывает большого оптимизма и доверия. По крайней мере, по моим оценкам и наблюдениям.

- В случае дальнейшего ухудшения эпидемиологической ситуации правительство вновь грозит обязать жителей страны носить на улице маски. Разумно ли такое требование?

- Мое мнение остается неизменным. Я не понимал и не понимаю, для чего нужны маски на открытом воздухе. Сейчас, когда выглянуло солнце, когда погода улучшается, это требование выглядело бы еще более странным, чем раньше. Я не могу сказать, сколько может прожить и продержаться вирус в открытом воздухе, но точно знаю, что очень недолго. Активность и эффективность вируса на воздухе падает быстро. Более того, давайте учитывать, что и пыль, и многочисленные аэрозоли абсорбируют вирус – они тянут его на землю. Таким образом, воздух сам себя очищает. А вот в закрытых помещениях маски нужны, так как не все могут обеспечить хорошую вентиляцию.

Если бы во всех помещениях вентиляция была правильной, если бы она откачивала воздух, то проблем было бы значительно меньше. Однако в большинстве случаев обеспечивается лишь циркуляция, поэтому в закрытых помещениях защита в виде масок действенна.

Требование носить маски на открытом воздухе – ни медицинская, ни противовирусная, а психологическая мера воздействия. Это делается для того, чтобы люди не расслаблялись, но никакого практического смысла в этом нет. Если бы у нас были разрешены большие собрания и концерты на улице, тогда об этом еще можно было бы поразмыслить, но сейчас такой нужды нет.

- Накануне правительство отменило запрет на движение между городами. Долгое время премьер противилась этому решению, часть экспертов, в том числе и ваш коллега профессор Саулюс Чаплинскас, говорили, что эта мера уже давно исчерпала себя, поэтому отказаться от нее нужно было значительно раньше. Так это или нет, вопрос спорный, но сейчас уже можно подвести какие-то итоги. Что вы думаете об ограничениях на внутреннее передвижение?

- Это непростой вопрос. Раньше для всех нас была актуальна следующая проблема: молодые люди представляли определенный риск для своих пожилых родных и близких. Однако сейчас львиная доля лиц преклонного возраста уже получили прививку, следовательно, угроза спала. Я не видел смысла в жестких ограничениях на Пасху, не очень понимал, зачем препятствовать людям выезжать за город, ведь многие хотят погулять в лесу, побыть на природе, подышать свежим воздухом. Тотальная изоляция – не метод.

Кроме того, правительство решило замкнуть на себе все рычаги власти, хотя, на мой взгляд, было бы целесообразнее передать часть полномочий самоуправлениям. Пусть мэры и местные сообщества решают, как поступать, если есть явная угроза. С административной точки зрения в моменты такого кризиса как раз и нужно передать власть на места – люди должны сами понимать и видеть, что, в первую очередь, все зависит от них, от их сознательности, а не от воли чиновников в Вильнюсе.

- Немало жителей Литвы с подозрением относятся к вакцине AstraZeneca. Если мы посмотрим на цифры, то увидим, что почти во всех самоуправлениях есть излишки, а Pfizer / BioNTech и Moderna расходятся гораздо активнее. Справедливо ли, на ваш взгляд, Европе было поднимать так много шума из-за AstraZeneca? Сначала ее использование было приостановлено, но вскоре возобновлено вновь… Между тем репутационный ущерб колоссальный.

- Лично я сознательно привился вакциной AstraZeneca. Ничего особенного не почувствовал, на следующий день уже вел лекции. Однако я знаю, что у моих коллег – тех, кто моложе меня, были довольно серьезные, то есть ощутимые побочные эффекты. Я считаю, что это нельзя игнорировать – об этом нужно говорить и понимать, с чем мы имеем дело. Вокруг AstraZeneca, по всем известным причинам, ходит много слухов и мифов, но давайте посмотрим на ситуацию трезво. Например, у нас много говорят, что она опасна для стариков, но это не так. Я бы даже сказал, что все наоборот.

В Германии и во Франции уже решено, что вакциной AstraZeneca будут прививать только тех, кто старше 55 лет. Я считаю, что это правильное решение. Эта вакцина очень хорошо воздействует на тех, кто старше, а вот молодые люди – в большинстве своем – сталкиваются с побочными эффектами.

- С чем это связано?

- У молодых ответная реакция организма сильнее, иммунная система реагирует активнее. Мое мнение таково: AstraZeneca хороша для пожилых людей, особенно для таких, как я, чей вес больше 100 килограмм. Я – хороший пример того, что прививка переносится легко.

- Нужно предложить Минздраву запустить рекламную кампанию под слоганом: AstraZeneca – вакцина для сильных и здоровых людей…

- Ха-ха, да можно и так – в том случае, если речь идет о здоровых людях с точки зрения габаритов.

Говоря о вакцинах, я слышал, что профессор Витаутас Усонис утверждал, что из Европы не может прийти ничего плохого, но я бы все же был более осторожен в оценках. Даже представитель Европейского агентства по лекарственным средствам высказался о том, что связь AstraZeneca с образованием тромбов существует. Да, случаи тромбоза были очень редкими, но, на мой взгляд, было бы правильно организовать большой опрос на уровне Евросоюза, узнать, как европейцы чувствуют себя после этой прививки и обнародовать эти данные. Тогда поводов для спекуляций и догадок было бы значительно меньше, чем сейчас.

- А какой вакцине вы доверяете больше всего?

- Если бы мне предложили выбрать, я бы остановился на AstraZeneca. Объясню, почему. Все дело в том, что иммунитет – это не только антитела. Например, Pfizer / BioNTech и Moderna очень успешно продуцируют антитела, однако на иммунную память лучше влияет AstraZeneca. По-моему, она более долгосрочна. Иными словами, Pfizer / BioNTech и Moderna будут давать быстрый результат – быстро, но ненадолго, а эффект от таких вакцин, как AstraZeneca, будет дольше.

Конечно, на этот вопрос лучше отвечать иммунологам – они более компетентны, поскольку я – вирусолог, но здесь нужно понимать, что наука по-прежнему недостаточно знает о том, как работает иммунная система, от чего она зависит, как она себя ведет. Перед наукой стоит еще очень много вопросов об иммунной и нервной системах. В этом смысле пандемия коронавируса сыграла человечеству на руку – ученые получили гораздо больше новых знаний об иммунитете человека, о способности его организма сопротивляться.

- Вернемся ли мы к привычной жизни?

- Я уверен, что уже через два года мы будем знать о SARS-CoV-2 гораздо больше, чем сейчас. Мы будем понимать, что делать, как с ним бороться, как реагировать, как сосуществовать с вирусом. Мы не будем кидаться из стороны в сторону – то вводить строгие ограничения, то ослаблять их. Последовательности, спокойствия и понимания, с чем мы имеем дело, станет в разы больше.

- Недавно в Литве звучали предложения скорректировать общий план прививания и перейти к свободной вакцинации, то есть дать возможность получить прививки всем желающим. Как вы относитесь к такой инициативе?

- Если есть люди, которые отказываются от положенной им прививки, конечно, нужно оперативно предоставить возможность получить ее другим – тем, кто хочет. В борьбе с вирусом все просто: чем больше людей с иммунитетом, независимо от возраста, тем меньше опасность заразиться. По последним данным, в группе от 60 до 69 лет вакцинировано около 25 процентов жителей. Я бы сказал, что это маловато для того, чтобы перейти к свободной всеобщей вакцинации.

Возможно, целесообразно ввести подобный свободный порядок для лиц в группе от 50 до 59 лет. Статистика говорит о том, что сейчас хотя бы одну прививку получили около 13 процентов представителей этой возрастной группы.

Можно работать по тому же принципу, что работают крупные торговые центры. В магазинах есть кассы, которые предназначены для мам с маленькими детьми, но в то же время они обслуживают и других клиентов, когда есть возможность. Если появляется женщина с ребенком, ее, безусловно, пропускают вперед. Тот же метод можно опробовать и с прививками от коронавируса. Прививайте тех, кто моложе, чтобы процесс шел быстрее, а когда появится тот, у кого есть приоритет, пропустите его вперед.

- Говоря о борьбе с пандемией, как вы оцениваете подготовленность литовской системы здравоохранения?

- Я бы сказал, что мы справились, поскольку у нас не было кризиса в больницах – больницы, несмотря на все сложности, работали. Даже в ноябре и декабре, когда ситуация была очень тяжелой, людей принимали, плановая помощь оказывалась. С другой стороны, нужно было готовиться ко второй волне. Все профессионалы и большая часть медиков понимали и предрекали, что она придет, а государство, похоже, надеялось, что нас пронесет, поэтому возникли проблемы. Если бы готовились сразу, в конце осени и зимой не было бы таких трудностей, не случилось бы коллапса. В конце концов, мы не вышли бы на первое место в мире по уровню заболеваемости.

Выборы в Сейм, на мой взгляд, также оказали влияние – негативное влияние. В этом году они точно прошли не вовремя. Менялась власть, менялись руководители, министры, заместители министров и тому подобное.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!