Так написал для своих друзей в FB о Литве предприниматель из России, директор "Музея иллюзий" Матвей Линов. В тот день он получил постоянный вид на жительство в Литве, текст разошелся на цитаты в соцсетях и литовских СМИ, и на следующее утро Матвей проснулся знаменитым.

О том, ожидал ли мигрант из России такой реакции, как воспринимает волну позитивных отзывов и обвинения в приукрашивании ситуации, чем подкрепляет и объясняет свои утверждения, мы говорим с самим Матвеем 11 марта, в день, когда Литва отмечает 31 годовщину восстановления независимости.

- Тысячи лайков и шеров в литовском сегменте Facebook, цитирование вашего поста ведущими СМИ, обвинения в приукрашивании действительности. Можно сказать, что общественность кипит. Вы ожидали такой бурной массовой реакции на свою запись в Фейсбуке?

- Конечно же, не ожидал. Я больше писал этот пост для своих друзей, которых не так уж и много. Я не думал про тысячи шеров или комментариев. Конечно же, я такого не ожидал, тем более цитирования. Мне кажется, что в последние несколько дней внимание к моей персоне сильно преувеличено. Видимо, слова были точными или же актуальными, а я точно попал в тему.



Lietuvoje gyvenantis iš Sankt Peterburgo atvykęs rusas Matvei Linov šitą tekstą rašė valandą, nes norėjo pasidalinti...
Опубликовано Andrius Tapinas Четверг, 4 марта 2021 г.

- Есть ощущение того, что буквально за один день Вы стали знаменитым?

- Я очень спокойно к этому отношусь, поскольку это просто комментарии к моей записи. Я совершенно не публичная персона. У меня никогда не было цели ей стать. Я просто неожиданно написал слова, которые многим понравились, взбудоражили, оказались актуальными.

- Как вы думаете , почему эти слова вызвали такую бурю как позитивных, так и негативных реакций?

- Эмоции были разные, что абсолютно нормально. На всё должны быть как позитивные, так и негативные реакции, тем более, если что-то имеет сильную эмоциональную окраску. Я писал этот пост честно и для друзей, а не для широкой общественности. Может быть именно поэтому он получился довольно эмоциональным. Мне сложно судить. Основная мысль, которую я озвучил, заключается в том, что Литва лучше, чем о ней думают литовцы. Это мысль живет со мной уже давно. У меня взгляд на эту страну со стороны. Я не прожил здесь 30-ть лет и не видел, как она медленно меняется. Я живу здесь шестой год и наблюдаю быстрые изменения. Я вижу лучшую версию Литвы из всех, которые были. Видимо, я просто не застал худшее время.

- Вы написали, что обычно не делитесь мыслями так подробно и детально, но вдруг решили это сделать. Это совпало с тем, что Вы получили постоянный вид на жительство, правильно?

- Да, это был главный стимул в написании поста.

- Получается, тех критиков, которые писали в комментариях о дополнительных бонусах перед миграцией, можно отмести?

- Да. Комментариев было очень много. Изначально я отвечал только своим друзьям, а после вообще не отвечал из-за их огромного количества. В первую очередь, я увидел в комментариях много позитива и чуть меньше людей, которые со мной не согласны. Они утверждали, что жизнь в Литве намного хуже, чем я описываю. Это как раз иллюстрирует мой посыл о том, что некоторые литовцы думают о своей стране хуже, чем есть в действительности. Кроме того, сотни людей мне написали в личные сообщения, благодарили за такие слова. Было видно, что им действительно приятно это читать. В основном был позитив. Те люди, которые писали о большом количестве бюрократии, скорее всего, оценивали страну за последние 20 лет, мне так кажется. Я оцениваю Литву за последние 5 лет, поскольку только на этот период я имел возможность столкнуться с государственными учреждениями. Могу сказать, что пока я нигде не наблюдал бюрократию.

Foto: DELFI / Josvydas Elinskas

- Ваш текст состоит из 7-ми пунктов, по каждому из которых можно было бы очень долго говорить отдельно. Думаю, что значительную роль в популярности поста сыграло то, что он вышел незадолго до празднования 31-ой годовщины восстановления Литвы. Это всегда некое подведение промежуточных итогов. Вы попали в эту струю, а комментарии к вашему посту оказались в публикациях ведущих публицистов и литовских журналистов. Что главным образом за те 5 лет, которые вы здесь живете, изменилось в стране?

- Если говорить про мои личностные изменения, то они коснулись жизненных убеждений, которые за это время стали близки к пацифизму. На второй план я отбросил идеи конкуренции, а на первый поставил идеи о сотрудничестве, развитии. У меня появилось больше свободы творчества, выбора и перемещения по миру. Я однозначно могу сказать, что здесь я стал более добрым и свободным человеком.

Одновременно с этим я вижу изменения и самой Литвы. Я понимаю, что опыт построения внутренних систем и их изменение теперь стали для меня более очевидными. В качестве примера я могу привести Департамент миграции, с которым я сталкивался постоянно. За эти годы я 4 раза подавал туда документы. В первый раз это настолько отличалось от всего того, что происходит в Литве. Это была просто отвратительная организации, где людям хамили, заставляли стоять в живых очередях с семи утра по сотне человек, невозможно было записаться на приём. Через несколько лет появилась огромная общественная критика Департамента миграции. Видимо, эти проблемы стали очевидны всем и наконец-то вылезли на поверхность.

Сейчас я забирал свою новую карточку уже в новом здании, где работают приятные молодые девушки. Сама запись сейчас без проблем происходит за два дня до визита. Мне все улыбались и готовы были оказать помощь. Теперь это нормальное обслуживание. Это помогает мне осознать, что изменения могут проходить быстро, если сильно захотеть. Это касается меня, моего бизнеса и других разных стран. Такое понимание у меня сформировалось, благодаря Литве.

- Как вы оказались в Литве? В чем заключалась причина вашего переезда из Санкт-Петербурга?

- Наверное, это был комбинированный набор факторов. Здесь нет какого-то одного главного политического, экономического или же социального фактора. В принципе я всё еще не определился к какой именно ментальности я ближе. Даже в Петербурге, который можно назвать лучшим городом для жизни в России, я не чувствовал своего места. До этого я успел пожить в Таиланде. Там хорошо жить зимой, но не чувствуешь никакой связи с местной культурой, с людьми и обществом. Я много был в Азии и Европе, однако из всего увиденного могу сказать, что европейский менталитет мне намного ближе, чем азиатский или же современный российский.

Я чувствовал, что мне понравится жить где-то в Европе. Это был главный фактор моего переезда. Политические митинги, экономические проблемы и агрессия среди людей в России также стали причиной переезда. Я ни в коем случае не хочу драматизировать жизнь в России, а особенно в Петербурге. Там можно прекрасно прожить всю жизнь и при этом быть счастливым человеком. Однако мне казалось, что будет намного лучше жить в каком-то другом месте. Сейчас уже сложно сравнивать Петербург пятилетней давности и Литву 2021-ого года. Понятно, что здесь огромная разница. Когда я уже переехал, то она чувствовалась в самых разных аспектах, которые я не ценил до этого. Например, я никогда не думал, что буду на физическом уровне замечать чистоту воздуха.

- Быстро привыкли в чистому воздуху?

- Я в один день осознал, что так чувствую. До этого я никогда не думал, что мой организм на такое способен. Где-то через месяц я стал понимать, что иначе ощущаю воздух. Для меня это было неожиданно. Возможно, это такой положительный эффект от переезда.

- У вас был конкретный финансовый план, когда вы переезжали в Вильнюс? Вы знали заранее , чем именно будете заниматься?

- Был план по открытию своего бизнеса, я хотел разбираться с тем, как именно это работает. У меня было понимание того, что бизнес-навыков у меня ноль, поскольку я никогда этим не занимался. Однако я точно знал, что не хочу в своем первом бизнесе разбираться с пожарными, со взятками и какими-то другими странными проблемами, которые в моей голове не должны были существовать вообще. Также я думал, что здесь для бизнеса условия будут проще. На тот момент это было действительно так. Первый бизнес, который я открыл, был связан с escape-играми. Тогда они были первыми в Прибалтике, а уже через год после нашего открытия распространились везде. Это была мода на весь мир, но, когда я переезжал, то видел нечто похожее всего один раз в Москве. Я знал, что это будет интересно и станет отличным экспериментом. Так оно и получилось.

Музей иллюзий пришел позже и как раз таки вышел из тех игр. К тому времени у нас уже появилась маленькая команда сотрудников, которые там работали. Мы начали что-то замечать, обсуждать. Из этого и вылилась идея создания Музея иллюзий, когда мы увидели, что люди поражаются довольно простым трюкам. Дальше мы решили сделать целый музей, собирали темы, придумывали новые идеи, что-то копировали, скомпоновали. Мы очень долго искали помещение под музей. Конечно же, сейчас там уже все трансформировалось несколько раз, а от начального осталось только пару экспонатов. Все это время мы росли, придумывали, развивались и это было достаточно просто со стороны государства. Позже мы открыли ещё два таких музея: Польше и Болгарии. Однако в Вильнюсе у нас вся команда, все склады, вся логистика и производство экспонатов.

Foto: DELFI / Josvydas Elinskas

- Экспонаты вы закупаетe или производите сами?

- Мы частично закупаем их по всему миру: что-то в Америке, в России, в Европе. Некоторые вещи закупаем частями, а потом самостоятельно собираем экспонаты. У нас довольно большая экспозиция, поэтому требуется делать много разных вещей.

- Это был первый Музей иллюзий в Литве?

- Да, дальше открылось несколько копий или похожих организаций. Они чуть-чуть отличаются идеологией, принципами, но в общем можно сказать, что нечто похожее сейчас уже есть. Я думаю, что в Литве самая высокая концентрация иллюзий в мире, потому что на них можно посмотреть в любом крупном литовском городе. Все они находятся близко друг от друга, поэтому не найти такой другой страны, где столько иллюзий сконцентрировано на небольшой площади.

- Вы подбирали людей в команду из граждан Литвы или же искали из миграционной среды? Как именно вы искали команду?

- Мы искали сотрудников на должности, которые были нужны нам в определенные моменты. С эмигрантской средой я в принципе никак не связан, поэтому не знаю, как это делать. У меня вся литовская команда, кроме меня. Сейчас у меня есть руководитель проекта, три менеджера, специалист по обучению, рекламе. Со временем это все расширяется. Все литовцы. Однако мы просто искали людей, чтобы выполнять поставленные задачи.

- Каковы ваши впечатления о коллективе и тех людях, с которыми работаете?

- Эти люди до сих пор оказывают очень большое влияние. Я учусь у них работать, учусь мотивации. Я вижу, что они делают и к чему стремятся. У нас отличная команда, с кем-то мы работаем уже много лет вместе. Мы многому научились вместе. У меня в данной области было практически нулевое понимание, однако со временем все пришло. Мы вместе учимся, растём, развиваемся. До пандемии мы ездили по всему миру. Это хорошие люди с чистыми стремлениями и высокими навыками.

Если говорить про языки, то меня до сих пор порой вгоняет в ступор. Например, приходит устраиваться парень, которому 20 лет, а он уже говорит по-польски, по-английски, знает русский и литовский, а параллельно ещё учит какой-нибудь другой язык.

- A как в Петербурге обстоят дела с владением разными языками?

- Интеллигенция частично говорит по-английски. Например, я учился в очень хорошей языковой школе, которая считается элитной по меркам Петербурга. Я учился во второй гимназии. Это старинное учебное заведение со своими традициями, которое находится в самом центре города. После школы я говорил по-английски, но только потому, что играл в огромное количество онлайн-игр и там все чаты были на английском. Все мои одноклассники, которые не имеют постоянной языковой практики, забыли его мгновенно. Язык - не вопрос обучения, а вопрос культуры. Сначала я не мог понять, почему здесь у всех такой хороший английский, а потом оказалось, что в кинотеатрах фильмы идут просто с литовскими субтитрами. Литовская молодежь смотрит все фильмы и сериалы без перевода с 12 лет.

- Вы иногда думаете вернуться обратно? Вас посещает когда-нибудь ностальгия?

- В 2020 году я планировал со своими литовскими друзьями съездить в Петербург, чтобы провести им небольшую экскурсию. Сейчас литовцам можно находиться там без визы 5 дней, что действительно удобно. Кроме того, из Вильнюса появились довольно дешевые авиабилеты прямиков в Питер. Я бы тоже проветрился и посмотрел, что сейчас там происходит. Однако мысли о возвращении обратно меня не посещают. Если меня выгонять из Литвы по каким-то причинам, то я поеду обратно. Добровольно не хочу.

- Вы сказали, что у вас есть планы по расширению предпринимательской деятельности, что прозвучало еще в момент действующего карантина. Это очень интересно, поскольку многие наоборот жалуются, терпят убытки и пользуются всякими возможными компенсациями со стороны государства. Как у вас обстоят дела с бизнесом? Как вы переносите карантин?

- Как и все, только чуть лучше. В первый карантин мы получили государственную помощь, частичную компенсацию аренды, субсидии за простой и иные выплаты. Конечно, ситуация и у нас была плачевная и катастрофическая. Весь 2020 год мы отработали в минус, но его частично компенсировало государство, а остальное мы взяли из наших запасов. Сейчас эти запасы исчерпаны, и говорить об инвестициях мы не можем.

На данный момент главное - дожить как-то до лета. Однако идёт разговор про второй государственный пакет помощи бизнесу. Исходя из той информации, которая сейчас есть, до лета мы уж точно доживем. Понятно, что на ближайший период мы не думаем о каких-то расширениях. Посмотрим, что будет к концу года, и появятся ли возможности. Сейчас виден просвет и конец этой истории. Например, сегодня уже официально известно о том, что вакцинация работает. Жители Израиля уже вакцинировали 40% населения и предоставили статистические данные. Все понятно и все уже проходит. Остался только вопрос времени, сколько нам придётся ждать вакцинации населения. Все разрешимо и скоро уйдет на второй план, а мы будем жить дальше.

- Когда вы переезжали в Вильнюс, у вас были какие-то иллюзии относительно того, как это должно быть? С какой действительностью вы столкнулись? С кем вы общались? Как и где искали среду для интеграции?

- У меня не было конкретных мыслей об интеграции. Я просто переехал жить и стал заниматься своими делами. Дальше мой круг общения образовался сам собой. Я работаю в сфере обслуживания, где постоянно сталкиваюсь и коммуницирую с людьми. Так или иначе круг общения появится. Однако я точно знал, что не хочу уехав из страны, организовывать маленькую Россию за ее пределами. Например, как русские диаспоры в Америке, которые общаются между собой.

Всё-таки я переехал жить в Литву, а не уехал из России. Я не хотел просто покинуть страну и жить где угодно. Мне нравится Вильнюс, нравится его архитектура, культура, традиции фотографии, общество, старый город. Я не ставил перед собой цель срочный интеграции в общество. Первый год я довольно медленно продвигался в изучении литовского языка, поскольку это не занимало главенствующую позицию в моих целях. Главным на тот момент для меня стал первый бизнес и проблемы, с которыми я столкнулся при его открытии. Я был увлечен этим.

- Со своими работниками на начальном этапе вы общались на английском и русском?

- Да. В Вильнюсе практически все говорят либо на русском, либо на английском. Я свободно говорю на этих двух языках, поэтому не чувствовал никакого дискомфорта в разговоре.

- Когда вы решили усилить знания литовского языка, что вы стали делать? Это было только общение с людьми или нанимали репетитора?

- У меня не было такого переломного момента, в который я решил, что мне нужно что-то менять или же изучать. Я просто начал говорить всё то, что слышал. Я учил слова, какие-то обороты. До экзамена, который сдавал полгода назад, я не занимался обучением. У меня до сих пор огромные проблемы с грамматикой, которую нужно садиться и изучать. Я очень хорошо все понимаю, говорю понятно, а вот писать сложно. Грамматику нужно еще учить.

Foto: DELFI / Josvydas Elinskas

- Как собираетесь это делать? Тоже практика? Или нанимать кого-то?

- Те 10 уроков, которые я брал перед экзаменом, были максимально полезными. Я думаю, что найму преподавателя.

- Какое впечатление оставляет литовский язык?

- Во-первых, он фонетически созвучен с русским, и все можно произнести. Например, пытаясь выучить в Таиланде пару местных фраз, ты даже не можешь их произнести. Не знаю в чем дело, просто физически сложно издавать эти звуки. В литовском языке все произносимо, что уже неплохо. Дальше ты ищешь какие-то аналогии с чем-то. Когда ты понимаешь, что их вовсе нет, то начинаешь воспринимать это как данность. Привыкаешь к звукам, словам. Язык как язык. Я хорошо понимаю все документы, поскольку часто с ними сталкиваюсь. Мне нужно, чтобы в первую очередь понимали меня. Когда-нибудь я еще научусь писать без ошибок, чтобы не выглядеть глупым ребенком.

- Вы иногда думаете на литовском языке?

- Да, я говорю по-литовски и думаю на нем. Точно также происходит и с другими языками.

- Проблема, с которой столкнулась Литва, заключается в миграции населения. Литовцы уезжают в другие страны и их действительно немало. Как вы объясняете это для себя? Вы видите в этом проблему? Или же это просто использования возможности на неограниченное передвижение?

- Я вижу здесь очень большую разницу между Вильнюсом, Каунасом, Клайпедой и всей остальной Литвой. Вильнюс постоянно растет, поэтому я не думаю, что когда-нибудь его посетит проблема уменьшения количества населения. Мне кажется, наоборот сюда стягивается вся молодежь, что абсолютно объяснимо. Вильнюс - это современный развивающийся город.

Если брать какие-то маленькие литовские городки или же деревни, то идея уехать в Норвегию, Ирландию или же Париж мне кажется прекрасной. Лично я бы так и сделал, как только бы появилась возможность. Очевидно, что люди будут ей пользоваться и данный процесс никак не остановить. Однако многие выбирают не миграцию, а переезд в Вильнюс из маленьких городов.

Например, в моей команде из 20-ти человек в Вильнюсе родилось около 5-ти, а все остальные приехали сюда из других городов. Это тоже естественный процесс. Такое происходит по всей Европе. Крупные города растут, а маленькие пустеют. В Литве я наблюдаю то, что люди из маленьких городов обычно уезжают за границу, поскольку имеют такую возможность. Возможно, когда-то люди захотят жить в маленьких городках, покупать дома, вырабатывать электроэнергию на солнечных батареях и вернутся обратно в эти места. Литва для такой размеренной жизни тоже отлично подходит.

- Вы написали, что литовцы намного лучше, чем они сами о себе думают. Особенно это касается молодежи. Почему здесь вы выделили именно их?

- Я бы отделял литовцев, которые родились 20-25 лет назад в уже независимой Литве от тех, кто застал СССР. Есть категория людей, от которой я слышу похожие вещи, только это происходит в России. Это касается бизнеса и идеи об обмане государства. Это все считается мелочами.

Например, кто-то все еще уверен, что врачам в литовских больницах нужно давать взятки. Есть и такое поколении. Оно совсем иное, мыслит другими категориями. Это поколение не понимает, что такое не белая зарплата. Естественно, я не говорю о том, что все в одном поколении мыслят одинаково. Однако я вижу очень большую разницу. И я полностью поддерживаю подход молодежи.

- Возникало ли у вас за время работы в Литве желание дать взятку? Или может быть Вам об этом намекали хотя бы раз?

- Нет. Я был в самых разных литовских организациях, например, в Земельном комитете. Если брать такие организации, то в моем представлении они должны быть жутко коррумпированные. В России это было бы пристанище коррупции. Мне нужно было переоформить договор аренды земли, подписанный в 1991 году той компанией, которой уже нет. В моем представлении это была очень сложная история, кроме того, сделать это нужно было в срочном порядке.

Я пришел туда и по-русски объяснил свою проблему. Через три дня они перезвонили мне и предложили забрать документы. Конечно, у меня не было мысли оставить какую-то взятку. За срочность я просто хотел поблагодарить их конфетами. Однако они наотрез отказались. Я даже видел, что людей это немного обижает, хотя это даже не вопрос о взятке, а банальная благодарность. Именно тогда я понял, что мне нужно отбросить все эти мысли о конфетах и о том, как это все работает. Я понял, что здесь совершенно иные правила игры, в которых нет места моей советской ментальности и конфетам.

- Как вы думаете, как дальше будет развиваться Литва? Какие изменения в ближайшем будущем здесь должны и могут произойти?

- Пока всё вроде бы идет довольно правильным путем, как мне кажется. Я думаю, что абсолютно во всех программах должен быть рост зарплаты. За то время, которое я в Литве, минималка поднялась. Когда я приехал она была около 280 евро а сейчас она составляет около 540 на руки. Все зарплаты растут вместе с минималкой. Это обязательно нужно делать, чтобы догнать другие европейские страны.

В политику и экономику я не настолько интегрирован, чтобы понимать о правильности принятых решений. Однако я могу подписаться под каждым словом министерства иностранных дел. То, что происходит сейчас с Россией или же Беларусью мне более понятно, поскольку частично я в этом варился. Из общего могу сказать, что Литве не нужно терять здравый смысл и продолжать выполнять правильные действия.

Foto: DELFI / Josvydas Elinskas

- Крымская оккупация, агрессивное поведение России имели отношение Вам? Вы сталкивались антипатией или настороженностью к вам, как к представителю той страны?

- Мне кажется, что большинство моих знакомых и людей, которых мне приходилось встречать, хорошо разделяют человеческие отношения и государственную политику. Всем понятно, что мои личные решения вряд ли смогли бы повлиять на политику России. Я с таким не сталкивался.

Первое время меня рассматривали, как экспонат, поскольку местным не совсем понятно желание переехать из России в Вильнюс. Им казалось странным, что какой-то парень приехал сюда из России, чтобы построить бизнес, связанный с запиранием людей в комнате. С Музеем иллюзии была такая же история. Людям странно это видеть и воспринимать человека, который говорит по-русски, по-английски и еще на литовском с ужасным акцентом. Мне кажется, что я больше вызываю любопытство, чем желание проецировать государственную политику.

- Вернемся к вашей записи в FB. В ней вы удивились тому, как можно за один раз съесть два цеппелина. Это для вас действительно такой вызов?

- Не хочу никого обидеть, но я по-прежнему считаю, что это просто отвратительная еда и не понимаю, как это можно есть. Холодный борщ - это замечательно. Его я ем регулярно и мне это понятно. Цеппелины я пытался открыть для себя четыре раза и до сих пор не понял, как их можно есть. Например, есть русский суп окрошка, который я предложил попробовать своим испанским друзьям. Выражение их лица было похоже на мое, когда я пробовал цеппелины.

- Не только цеппелины, но и Паланга вам не понравилась?

- Да, там шумно, неопрятно, холодное море. В моих представлениях на курорте должно быть иначе. Я честно не понимаю, зачем ехать в Палангу, если можно за эти же деньги сесть на самолет и полететь в другие европейские страны.

- Сейчас вы получили постоянный вид на жительство, а думали о литовском гражданстве?

- Это уже очень близко. Его можно официально получить через 10 лет, сдав экзамен по литовскому языку и Конституции. Да, думаю, что я буду получать литовское гражданство, если Литва согласится мне его выдать через четыре года. Я бы хотел стать гражданином Литвы.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!